Катастрофа Ил-18 в Свердловске (1960)

В среду 27 апреля 1960 года в аэропорту Свердловска при посадке потерпел катастрофу Ил-18А компании Аэрофлот, в результате чего погиб один человек.

Катастрофа в Свердловске
Ilyushin Il-18A Aeroflot Vnukovo Airport.jpg
Ил-18А компании Аэрофлот
Общие сведения
Дата 27 апреля 1960 года
Время 21:39
Характер Потеря управления, грубая посадка
Причина Конструктивные недостатки, обледенение
Место Союз Советских Социалистических Республик аэропорт Кольцово, Свердловская область (РСФСР, СССР)
Координаты 56°44′41″ с. ш. 60°48′09″ в. д.HGЯO
Воздушное судно
Модель Ил-18А
Авиакомпания Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Аэрофлот (Уральская ОАГ ГВФ, 120 ато)
Пункт вылета Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Кольцово, Свердловск (РСФСР)
Пункт назначения Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Кольцово, Свердловск (РСФСР)
Рейс учебно-тренировочный
Бортовой номер СССР-75648
Дата выпуска 1958 год
Экипаж 5
Погибшие 1
Выживших 4

Самолёт

Ил-18А с бортовым номером 75648 (заводской — 188000402, серийный — 004-02) был выпущен заводом ММЗ «Знамя Труда» в 1958 году, а затем передан Главному управлению гражданского воздушного флота. 6 октября он поступил в Ульяновский учебный центр гражданской авиации, а 10 сентября следующего года его перевели в 120-й авиаотряд Уральской авиагруппы гражданского воздушного флота. Всего на момент катастрофы авиалайнер имел 390 часов налёта[1].

Катастрофа

Самолёт выполнял тренировочный полёт, а управлял им пилот-инструктор В. Д. Лобанов, которому предстояла тренировка в заходах на посадку по системам ОСП и СП-50 под шторками, то есть исключительно по радиомаякам. Проверяющей была и. о. командира 120-го авиаотряда Л. М. Уланова. Также в состав экипажа входили штурман А. В. Загорский, бортмеханик И. И. Кузнецов и бортрадист И. М. Кормин. Небо в это время было затянуто кучево-дождевыми облаками с нижней границей 250 метров, видимость составляла 6 километров и дул умеренный (7 м/с) северный ветер[2].

Экипаж успешно выполнил четыре захода с двумя посадками. Выполняя пятый заход по курсу посадки 76°, экипаж пролетел ДПРМ и БПРМ в соответствии со схемой, при этом при подлёте к БПРМ, когда высота была 100 метров, проверяющая Уланова дала команду открыть шторку. Также по команде пилота Лобанова были выпущены в посадочное положение закрылки (на 40°). На высоте 70—80 метров с приборной скоростью 260 км/ч при установке УПРТ на 30° Ил-18 пролетел БПРМ и подошёл к ВПП. Но, находясь в 30 метрах от земли, самолёт вдруг неожиданно увеличил угол снижения, а затем ударился передней стойкой шасси о бетон полосы. После удара Ил-18 отскочил от бетона, но поднявшись на 4—5 метров и пролетев 100 метров, вновь врезался передней стойкой в полосу, при этом разрушив на ней тормоза. Далее самолёт вновь поднялся вверх уже на 8—10 метров, после чего уже в третий раз врезался в полосу. Стойки шасси сломались и авиалайнер заскользил по бетону «на брюхе», работающими винтами цепляя за ВПП. Ил-18 развернуло вправо и под прямым углом он вылетел с ВПП[2].

Авиалайнер разбился в 21:39 по местному времени. Возник пожар, в котором сгорел почти весь самолёт и двигатели. Погиб бортмеханик Кузнецов, остальные отделались ушибами, ожогами и лёгкими ранами[2].

Причины

Изначально было выдано заключение, что катастрофа произошла из-за ошибки в технике пилотирования, которую допустил пилот Лобанов при заходе на посадку в ночных условиях. По мнению комиссии, он подвёл самолёт к ВПП на малой высоте и большой скорости и с запозданием перевёл его в посадочное положение, а затем экипаж начал совершать неверные действия по исправлению допущенных ошибок. Среди сопутствующих причин были названы установка в двух предыдущих посадках УПРТ двигателей № 2 и 3 (внутренние) на ноль до приземления, то есть посадки производились на двух двигателях, а также загрузка заднего багажника балластом весом 600 килограмм, вместо установленных 1000, что привело к возникновению предельно допустимой передней центровки. Также в выводах было отмечено пассивное поведение Улановой, а также малый налёт Лобанова на Ил-18, причём с длительными перерывами, и его ранний допуск к работе инструктором[2].

Комиссия проигнорировала замечания членов экипажа о том, что в облаках наблюдалось обледенение, а при выводе самолёта из крутого снижения возникли чрезмерные нагрузки на управление. Но спустя 8 месяцев, 26 декабря близ Ульяновска разбился Ил-18А, который также выполнял тренировочный полёт. По результатам рассмотрения обеих катастроф было выяснено, что причиной на самом деле являлся конструктивный недостаток самолёта — малый запас руля высоты, а также ошибка в РЛЭ относительно разрешенного угла выпуска закрылков. В случае обледенения стабилизатора при выпуске закрылков на угол 40° на стабилизаторе происходил срыв потока, а запаса руля высоты не хватало для вывода из пикирования[2].

Примечания

  1. Ильюшин Ил-18А Бортовой №: CCCP-75648. Russianplanes.net. Дата обращения 28 апреля 2013. Архивировано 2 мая 2013 года.
  2. 1 2 3 4 5 Катастрофа Ил-18А Уральской ОАГ ГВФ в а/п Кольцово. airdisaster.ru. Дата обращения 28 апреля 2013. Архивировано 2 мая 2013 года.

См. также