Ногайцы

Нога́йцы, нога́и[25] (устар. нага́и[26], нога́йские тата́ры, также кры́мские степны́е тата́ры[25], самоназвание — ногай [noˈɣaj] (мн.ч. — ногайлар [noɣajˈlar]) — тюркский народ на Северном Кавказе, на юге Нижнего Поволжья, в Крыму, а также в Северном Причерноморье (до середины XIX в.), в степях между Волгой и Яиком (Уралом) (до середины XVI в.) и на западе нынешнего Казахстана (до конца XV — начала XVI вв.: на северо-востоке — до Западно-Сибирской низменности, на северо-западе их кочевья доходили до Казанского ханства, на юго-западе — до Приаралья и севера Прикаспия). Численность в РФ — 103,7 тыс. чел. (2010).

Ногайцы
Современное самоназвание ногайлар
Численность и ареал
Всего: около 110 000 (оценочно)
Описание
Археологическая культура скотоводческие культуры «Степного пояса Евразии»
Язык ногайский, русский[10]
Религия ислам суннитского толка ханафитского мазхаба
Входит в тюркские народы
Родственные народы

крымские татары[12][13], ногай-казахи[14][15], башкиры[16][17], каракалпаки[18][19], татары[20][21],

польско-литовские татары[22][23]
Происхождение кыпчаки, мангыты, печенеги
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Приблизительная территория Ногайской Орды в конце XVI в.
Учебный атлас «Die Mongolischen Reiche ums Jahr 1300», составитель И. Г. Дройзен[24]

Этногенез

Этническая история ногайского народа главным образом основывается на наименовании разветвлённой родовой стратификации, где этнонимика конкретных родов и родовых групп в сочетании с употребительной идентификацией кланово-семейных знаков-тамг отчётливо прослеживает этногенетическую и историко-культурную преемственную связь с этнонимикой важнейших субъектов ранних и поздних эпох на североевразийском пространстве, межэтническая интеграция которых и составила совокупность и в целом общность ногайского этнического единства. Этническую основу народа составили такие древние народы как сираки, уйсуны, уйгуры, канглы, кипчаки, асы, кереиты, дормены, найманы, мангыты, булгары, байысы, бодыраки, кенегесы, катаганы, кобаны, байдары, мажары, аргыны и др., обитавшие в Прииртышье, Северо-Западной Монголии, Средней Азии, Южном Приуралье, Нижнем Поволжье, Северном Кавказе, Крыму, Северном Причерноморье, Подонье, Приазовье и Нижнем Поднепровье[27][28]. Многие из них имели свои государства.

Возникновение этнонима «ногай», как начальный этап формирования раннего ядра ногайского этноса, традиционно[29][30] связывается с золотоордынским военно-политическим деятелем, беклербеком Ногаем (XIII век)[31], который консолидировал своих сторонников из числа различных протоногайских этнических групп, которые тем самым получили своё одноимённое имя по имени своего предводителя[32]. Известно, что Ногай опирался главным образом на рода кипчако-половецкого, узо-печенежского и алано-асского круга: "С переходом большинства монголов на сторону Токтая, — писал М. Г. Сафаргалиев, — Ногай мог опереться только на половцев и на алан (асов), оставшихся «верными сподвижниками Ногая»[33]. По известным в настоящем источникам[34], самое раннее появление имени «ногайцы», в контексте золотоордынской эпохи, это обозначение «nogai» вдоль левого берега Днестра на морской карте[35] венецианского картографа Андреа Бианко 1436 г. Отдельно стоит отметить, что первым кто после беклербека Ногая (XIII век) использовал имя «Ногай» был также беклербек Золотой Орды — Мамай из рода Кият (XIV век)[36]. Дальнейшее распространение этнонима «ногай» связывают с золотоордынским беклербеком Эдиге (XV век)[37].

В «постзолотоордынский» период под общим этнонимом «ногай» объединилось все кочевое и полукочевое население степного пространства междуречья Дуная — Дона — Кубани — Кумы — Терека — Волги — Урала — Эмбы[38].

Широкое географическое распространение этнонима «ногай» запечатлено в памятниках народного творчества многих североевразийских народов. Ногайцы встречаются в сюжетосложении героического эпоса восточноевропейских[39][40], северокавказских[41][42][43][44][45][46][47][48], волжскоуральских[49][50], южноуральских[51] и среднеазиатских[52][53] народов.

Учитывая языковую принадлежность ногайцев, особое влияние на историческую основу генезиса их языка составили объединения кипчако-половецкого круга конца раннего средневековья, язык которых наиболее интенсивно развивался в условиях конвергенции с восточными кыпчаками в золотоордынскую эпоху, тогда в зоне контактов между двумя основными ветвями складывается смешанный язык ногайского типа с преобладанием западных элементов[54].

Ногайцы и мангыты

Термин ногайцы ранее был известен только русским, османским и европейским авторам[55][56]; в восточных источниках: арабских, сефевидских, тюркских, др. том числе у Абулгази, вплоть до XVIII века, ногайцы назывались мангытами[57]. Связанно это с тем, что после завоевания Кипчакские степи были разделены на нутаги монгольских племён, а домонгольское племенное деление кипчаков при этом было уничтожено. Те кипчаки, которые оказались в нутаге мангутов стали мангытами[58], которые связывали себя не столько с Мангытским Юртом, сколько с ногаями, переселившимися в Волго-Уральском междуречье в XIII и XIV вв. из Причерноморья, Северного Кавказа и Крыма еще до образования Мангытского Юрта, видимо это относится ко времени когда после поражения Ногая его улусные люди были поделены между сыновьями Токтая[59][60][61][62][63][64][65]. На отправную точку, как Крым, Кавказ указывает народная память не только ногайцев, но и исторические преданиях башкир, каракалпаков, чеченцев и др.[66] Согласно преданию, правящая ногайская династия потомков Эдиге, носившего титул-прозвище «ногай», восходит к первому халифу Абу Бекру. Данная родословная была общепринята в ногайской среде, и тем самым легитимизирована военно-политическая власть потомков Эдиге на всем пространстве исторической эпохи постзолотоордынских государств[67]. Окончательно Ногайская Орда оформилась в самостоятельное государство, представляющее собой военно-политический конгломерат сформировавшийся в золотоордынский период, в 40-е годы XVI века. Распространенным синонимом ногаев было тюркское слово сансыз (бесчисленные). На Руси и в Европе сложилось устойчивое мнение об огромном количестве жителей Ногайской Орды — самой многолюдной среди прочих тюркских государств — наследников Золотой Орды: «Их же (ногаев) число подобно морскому песку было». «Подобен морю был наш народ», — вторили сами ногаим устами своего поэта XV в. Шал-Кийиза Тиленши-улы. Довольно популярной дефиницией собственной численности у ногайских биев было выражение: «кырк сан ногай» — «сорок ногайских санов». По данным А. И.-М. Сикалиева в начале XV века всех ногайцев насчитывалось не меньше 4 миллионов человек[68][69][70][71].

При этом ряд авторов, как например М. Ходарковский, Ю. А. Евстигнеев, М. Т. Тынышпаев и др., придерживается мнения, что первоначально основу Ногайской Орды составляло монгольское племя, известное под названием «мангут (мангыт)»[72][73][74][75]. По сведениям М. Т. Тынышпаева, мангыты составляли около 90 % ногайского народа[75]. В XIII веке к мангытам присоединилось множество тюркских племён, вместе составивших армию золотоордынского военачальника Ногая[73], впоследствии соправителя Золотой Орды[73]. Столетием позже, когда связи между различными частями Орды ослабели, миру явились ногайцы, сражавшиеся под командованием Едигея, военачальника из мангытского рода, который и стал основателем правящей ногайской династии. К середине XVI века мангыты уже были сильно тюркизированы, но продолжали доминировать среди ногайцев, и многие соседние народы называли ногайцев Мангытской Ордой[73]. По мнению Ю. А. Евстигнеева, первоначальное ядро мангытов — это потомки мангутов, практически полностью переселившихся из Монголии на территорию Улуса Джучи[74]. О включении мангутов в Улус Джучи писали также ряд других авторов (Л. Н. Гумилёв[76], В. Л. Егоров[77], А. Очир[78] и др.[79]).

Согласно В. В. Трепавлову, официальные хроники не отразили переселения мангутов в Дешт-и Кипчак, где позднее сформировался Мангытский юрт. Основная масса мангутов оставалась в Монголии или воевала в Китае: мангуты относились к левому крылу империи и не имели формального основания двигаться в Дешт-и-Кипчак. Однако В. В. Трепавлов не исключает, что какая-то очень малая часть мангутов проникла на Запад и восприняв язык и культуру растворились в кипчакоязычной среде, а кипчаки по степной традиции приняли их этническое имя по названию Мангытского юрта который они занимали. Так, судя по всему, в течение первой половины XIV века появились тюрки-мангыты[80].

А. Ю. Якубовский, напротив, считал, что мангуты (как и хонгираты) сохранили свою племенную идентичность, не утратили единства и впоследствии превратились в значительные народности. Правда, при этом «не удержали своего монгольского языка и отюречились». Однако по мнению В. В. Трепавлова, мангыты, кунграты и множество им подобных являлись все же скорее кипчакскими элями, разверстанными по юртам (или монг. нутагам) соответствующих монгольских племён — численно мизерных по сравнению с местными тюрками[80].

Исходя из родословной ногайских князей И.С. Капаев пришел к выводу, что Абабек-Керей сын Дока является сыном мангыта - Дохолгу, его тысяча участвовала в западном походе под предводительством Бату-хана. При Октай-кагане (Угедее) Дохолгу казнили. Бату-хан оставил при себе эту тысячу мангытов, а затем отправил их под командованием Тутара (или Татара), сына Минкадара (брата Ногая), в войска Хулаги для участия в «жёлтом крестовом походе». Таким образом, мангыты могли попасть на Ближний Восток. Известно, что войска Хулаги под командованием наймана Кет-Буги завоевали Дамаск, Алеппо и остановились на подступах к Иерусалиму. Золотоордынские войска здесь получили приказ от рассорившегося с Хулагой Берке-хана вернуться домой или же переходить на сторону мамлюков. Вполне возможно, что кто-то из предков Эдиге в это время был поставлен управлять Дамаском, а затем, при переходе к мамлюкам, уже Бейбарсом поставлен управлять Меккой, Антиохией и другими областями Мамлюкского султаната. Также по его мнению мангыты были в улусе Джучи, и поодиночке, и в родовом объединении, со времен Бату-хана. Представители мангытов, как и конгратов, киятов, салджиутов, джалаиров, дюрменов и всех остальных племён из коренного юрта, при раскашивании, интегрировались, для надёжности и контроля, во все кочевые объединения, и Ногай, и Тохта, и потомки Орды, и Шибана держали в повиновении покорённое население за счет представителей этих племен[81].

В. С. Дмитриев предложил трактовку этнонима мангут — мангыт не как просто одно из монгольских племён, а это та часть войска, которая должна окружать противника, охватывать его с флангов, в то время как уруты должны наносить лобовой удар[82].

Согласно выборке этногенетических данных, проведённой казахстанскими исследователями Ж. М. Сабитовым и А. К. Абдуллиным среди ногайцев республики Дагестан, представитель рода Байата или Торе, с. Аневская, Тарумовский район, по свидетельству которого он является потомком мурз Едишкульской орды, тем самым авторы относят его генеалогию к родовому древу основателя ногайской правящей династии Эдиге, оказался представителем C2-старкластера, который авторы ассоциируют с нирун-монгольскими родами, к которым относился род мангыт[83].

Этимология этнонима

По одной из версий, происходит от крымско-тат. nоɣаi — то же, что казах. nоɣаi «татарин, живущий на востоке России»[84]; по другой версии, в переводе с монг. «собака»[85].

А. Ф. Вельтман выдвинул версию, что ногай по монг. яз. -«пес», а по старомонг. яз. -«волк» это калькированное название народа с огуз. яз. или перс. яз. -«сак» в тождественном значении «пес/собака/волк»[86]. Самое ранее упоминание название ногайцы, не относящееся к золотоордынской эпохе, встречается у Аль-Масуди (X век)[87].

Этнические группы

Республики Дагестан и Чечня:

  • Караногайлар (Караногайцы)
  • Таркушылар (Таркинцы)
  • Яксайшылар (Яксаевцы)
  • Костекшилер (Костековские)
  • Сулакшылар (Сулакские)

Карачаево-Черкесская Республика и Кочубеевский район Ставропольского края:

  • Къобаншылар (Кубанские)

Астраханская область:

Республика Крым:

  • Крымшылар (Крымские)

Республика Калмыкия:

Нефтекумский и Степновский район Ставропольского края:

  • Ашыкулакшылар (Ачикулакские):
    • Ембойлуковцы
    • Етишкульцы
    • Едисанцы

Минераловодский район Ставропольского края:

  • Куьми или Бештавшылар (Кумские или Пятигорские)
    [88]

История

 
Предметы материальной культуры ногайцев. Мелитопольский музей.

Первым государственным образованием ногайцев была Ногайская Орда, появившаяся в результате распада Золотой Орды[89][90][91] — последняя из великих держав кочевников, которое оказало сильное влияние на историю почти всех современных тюркских народов современной России и соседних стран. Государствообразующим титульным населением Ногайской Орды были ногайцы — конгломерат народов и родовых объединений живших от Дуная до Иртыша, которые в военно-политическом союзе выделились в родовую стратификацию. В основе это рода кыпчако-половецкого, узо-печенежского и алано-асского круга. Ногайская Орда привлекала, иногда и удерживала, в составе своего государства и другие этносы — ясак, что складывало Ногайскую Орду в конфедерацию[92]. Происхождение ногайской государственности традиционно связывают с именем золотоордынского темника Ногая. Возглавляя более пятидесяти лет войско Золотой Орды, Ногай прослыл незаурядным полководцем: был победителем армии хулагуидов Ирана, совершил походы на европейские государства, вассальную зависимость от него признавали владения Византии, Сербии и Болгарии. Ногай был настолько влиятельным, что многие его современники и ряд известных ученых считали его легитимным правителем Золотой Орды[93]. Исторические документы свидетельствуют о том, что под его широким влиянием были: страны Ближнего Востока, Северный Кавказ и Закавказье, Подонье, западнорусские земли, Болгария, Сербия, Венгрия, Румыния, Польша, Прибалтика и близкий к ставке Крым[94]. В его непосредственном владении был улус, располагавшийся на территории от Дона до Дуная, который он обособил от Золотой Орды[95]. Некоторые историки[96][97][98][99][100][101] склонны считать, что именно улус Ногая дал начало Ногайской орде в междуречье рек Эмбы и Урала. Также основание Ногайской Орды как государства связывают с именем темника Золотой Орды Эдиге, и без сомнения он сыграл огромную роль в становлении ногайского государства, считаясь также легендарным героем, который как справедливый правитель-полководец и доблестный воин, как проповедник Ислама объединил под своей заботливой властью ногайский народ[102]. В период правления Эдиге, в Золотой Орде завершается процесс исламизации, результатом чего явилось исчезновение курганного погребального обряда[103]. Эдиге умело продолжил политические традиции своего предшественника Ногая, полностью автономизировав своих сподвижников от золотоордынской власти. Ногайская Орда в период своего расцвета уже занимала междуречье рек Волги и Иртыша. На севере его граница примыкала к Казанскому ханству, а на юге к Каспийскому морю. Административным центром Ногайской Орды был бывший золотоордынский город Сарайчик на реке Урал. Здесь находились и дома ногайских правителей, знати и духовенства. Самые ранние упоминания ногаев и Ногайской Орды встречаются в русских летописях и посольских книгах — под 1479, 1481 и 1486 годами, в западноевропейских — на карте Мартина Вальдзеемюллера 1516 и в письме польского короля Сигизмунда I крымскому хану Менгли-Гирею 1514, в восточных — в грамотах крымских ханов и сановников государям Польши и Руси 1500, 1510 и 1516 годов[104]. Ногайские послы впервые прибыли в Москву в 1489 году. Для ногайского посольства был выделен Ногайский двор за Москвой-рекой недалеко от Кремля на лугу против Симонова монастыря. В Казани также было отведено место для ногайского посольства, называемое «мангытское место». Ногайская Орда получала дань от татар казанских, башкир, некоторых сибирских племён, играла политическую и торгово-посредническую роль в делах соседних государств. В первой половине XVI века Ногайская Орда могла выставлять более 300 тысяч воинов. Военная организация позволяла Ногайской Орде успешно отстаивать свои границы, помогать дружинникам и соседним ханствам, русскому государству. В свою очередь, Ногайская Орда получала военную и экономическую помощь от Москвы. В 1549 году в Ногайской Орде побывало посольство турецкого султана Сулеймана I Великолепного.

Через столицу Ногайской Орды — город Сарайчик, проходил главный караванный путь, соединявший Восточную Европу со Средней Азией. В первой половине XVI века Москва пошла на дальнейшее сближение с Ногайской Ордой. Усилился товарообмен. Ногайцы поставляли лошадей, овец, продукты животноводства, взамен получали сукно, готовую одежду, ткани, железо, свинец, медь, олово, моржовую кость, писчую бумагу. Ногайцы, выполняя договор, несли кордонную службу на юге России. В Ливонской войне на стороне русских войск выступали ногайские конные полки под начальством мурз — Тахтара, Темира, Бухата, Бебезяка, Уразлы и др.

В середине XVI века Ногайскую Орду постигла катастрофа. Начались внутренние междоусобицы из-за разной политической ориентации улусов, что постепенно привело к распаду Ногайской Орды на Большую и Малую и другие части. К началу XVII века жители Ногайской Орды распределились по всей оконечности Юга России и сопредельных государств, от Нижнего Поволжья до Северного Кавказа и Крыма, до бессарабских степей. В конце XVIII века часть ногайцев уходит на постоянное жительство в Турцию[105].

Крымский период XVII—XVIII вв.

 
Крым в XVII веке

После падения Золотой Орды ногайцы кочевали в Нижнем Поволжье, однако, движение калмыков с востока в XVII веке привело к перекочёвкам ногайцев в северокавказские пределы Крымского ханства.

Преследуя отступающих из Поволжья на Кавказ ногайцев разгромленной Большой Ногайской Орды, в конце 1643 — начале 1644 гг. значительные отряды калмыков под командованием тайшей (князей) Орлюка и Лаузана перешли Волгу и продвинулись на юго-запад. Основные силы калмыков прорвались на территорию Кабарды, но были там разгромлены объединённым войском Малой Ногайской Орды и северокавказских народов[106].

В 1728 году часть ногайцев поселилась в северном Причерноморье (Буджак, Едисан, Джембойлук и Едишкуль)[107], где они признали юрисдикцию Османской империи.

В 1781 произошли выступления ногайцев на Кубани.

Основная статья: Ногайское восстание

В 1782 году на Кубани началось восстание ногайцев из-за планов переселить их за Урал и в Тамбовское и Саратовское наместничества. 1 октября около крепости Керменчик (на реке Лаба в 12 верстах от впадения её в Кубань[108]) А. В. Суворов полностью разбил ногайские войска. За один день погибло около 5-7 тысяч человек, а общие потери ногайцев, как воинов, так и мирного населения, составили около 400[источник не указан 80 дней] тысяч человек. Суворов отдал приказ солдатам «снарядов и пуль не тратить, а действовать исключительно холодным оружием». Вследствие этого отдельные мурзы выразили покорность Суворову и признали присоединение Крыма и ногайских земель к Российской империи (8 апреля 1783 года российская императрица Екатерина II издала манифест, по которому Крым, Тамань и Кубань становились российскими владениями). В течение 1783 года Суворов совершал экспедиции против отдельных отрядов ногайцев, продолжавших борьбу за независимость.[109][110][111]

Оставшаяся часть ногаев, спасаясь от преследования войсками Суворова, бежала из кубанских степей на юг — в предгорья Северного Кавказа. Они сумели на время укрыться на землях в междуречье Кумы и Терека (нынешняя Чечня). В то время эти земли стали для ногайцев спасительными, так как ещё не были подконтрольны властям Российской империи.

В составе России с XVIII в.

 
Ногайцы на Северном Кавказе в XVIII веке

Согласно рапорту пристава Ейского укрепления п/п-ка Лешкевича И. Ф., представленного им ростовскому обер-коменданту г/м-ру Гурьеву С. Г., на август 1774 г. ногайцев в Кубанском крае оценочно было 1 200 000 человек[112][113]

После истребительного разгрома и разорения степной фронтир, на котором жили ногайцы, сжался до состояния линейной границы и как нежелательный этнический и политический контингент, в нарушение международных договоров, ногайцы были вынуждены покинуть свои земли, находящиеся в самом эпицентре, на разломе буферно-пограничной зоны между Османской и Российской империями. Вследствие этого ногайцы рассеялись разрозненными группами по Закубанью возле Анапы и по всему Северному Кавказу вплоть до Прикаспийских степей и низовьев Волги. Около 700 тысяч ногайцев ушли в Османскую империю[114][115][116].

Возле Кизляра кочевали караногайцы, а возле Моздока едисанцы и джембойлукцы[114].

В 1793 году ногайцы Северного Кавказа вошли в приставства (образованные по принципу их принадлежности к определённой орде): Калаус-Саблинское, Калаус-Джамбойлуковское, Ачикулак-Джамбойлуковское и Караногайское. Но эти приставства существовали формально, а реально надзор за кочевым народом осуществляло военное ведомство. В 1805 было издано «Положение для управления ногайцев», разработанное Комитетом министров империи. Начиная с 1820-х годов основная часть ногайских орд была включена в состав образованной Ставропольской губернии[117]. По «Ведомости об инородцах, кочующих в Ставропольской губернии» в 1850 году числилось: калаусо-саблинских, калаусо-джембойлукских и бештавокумских ногайцев — 27 124 чел., ачикулак-джембойлукских и едисанских — 7600 чел., караногайцев и едишкульцев — 38 819 чел. Губернские власти активизировали политику колонизации ногайских земель, изымая кочевья для русских переселенцев[118].

В 1795 году Екатерина II издала указ «О дозволении перехода татарам (ногайцам) с Кизлярской степи в Таврическую область на Молочные Воды». Правительство выделило ногайцам обширную территорию от реки Молочной до реки Берды, то есть восточную часть Мелитопольского уезда. По сообщениям академика П. С. Палласа, ногайцев насчитывалось 5 тыс. человек, состоящих из едисанцев, едичкульцев и джамбуйлуков. Отношения ногайцев и русских поселенцев в Северном Причерноморье не всегда были мирными. Так, в 1796 году купец Михаил Калугин писал таврическому губернатору: «Наипаче обитающим и при Молочных Водах ногайцами, которые причиняют сим фурщикам крайнее притеснение даже грабежом пар по десяти волов, о чём хотя и приносили обиженные жалобу начальнику тех ногайцев…»[119] В 1802 году из ногайцев, обитавших на Молочных водах, было сформировано 2 пятисотенных ногайских казачьих конных полка[120]. В 1808—1810 основная масса ногайцев Мелитопольского уезда была переведена на оседлость. В 1821 был издан указ, в котором говорилось: «Для споспешествования прочному водворению ногайцев в устроенных ими селениях и развития между ними торговли и промышленности, учредить для них город Ногайск на том месте, где существует ныне поселение Обиточное, при реке сего имени». К 1823 году число ногайцев на Молочных водах составило 29 717 человек[119].

К 1812 году всё Северное Причерноморье вошло в состав России. Остатки ногайских орд были поселены на севере Таврической губернии (современная Херсонская область) и на Кубани, и переведены на оседлый образ жизни[114].

Во время Отечественной войне 1812 года в казачьей кавалерии атамана Платова был ногайский кавалерийский полк, дошедший до Парижа[120].

В период Крымской войны 1853—1856 годов ногайцы Мелитопольского уезда оказывали помощь русским войскам, идущим на позиции в Крым[119].

После поражения России в Крымской войне, ногайцев опять обвинили в симпатиях к Турции, и в 1856 возобновилась кампания по их выселению из России. Оставшиеся в Северном Причерноморье ногайцы влились в состав крымских татар, а основная масса депортированных была ассимилирована турецким населением Анатолии[114]. С 1860 по 1862 годы из Мелитопольского уезда 50 тыс. ногайцев (практически все) эмигрировали в Турцию[119].

Закубанские ногайцы эмигрировали в Турцию в связи с Кавказской войной. Массовая эмиграция началась в 1857 году: «Закубанские горцы не в состоянии были сопротивляться нашим сильным отрядам, но все ещё крепились в разоряемой своей стране; одни только ногайцы, жившие между Кубанью и Лабой, не удержались на своих местах и, не желая оставаться в зависимости России, почти все поголовно вышли в Турцию; туда же вышли с той местности и другие черкесы мелких племён», писал П. П. Короленко. Всего в Кубанской области в 1862 году осталось не более 5000 ногайцев. В 1861 ногайцев между Кубанью и Лабой разделили на два приставства: Верхнекубанское с центром в станице Баталпашинской, и Нижнекубанское с центром в Армавире. И. В. Бентковский опубликовал «Сведения о выселившихся в Турцию почти одновременно с горцами, мирных, трудолюбивых и полезных для государства Калаусо-Саблинских, Бештово-Кумских и Калаусо-Джембулуковских ногайцах», мигрировавших в Османскую империю под предлогом «богомолья». По его сведениям, в 1859 г. из Калаусо-Саблинского и Бештово-Кумского приставства ушло 8046 чел., осталось 9428 чел., из Калаусо-Джембулуковского ушло 2067 чел., осталось 18586 чел. Генерал-губернатор Ставропольской губернии приказал местность, занимаемую ногайцами, «совершенно освободить от этих народов для поселения на ней коренных русских хлебопашцев». После массовой эмиграции в Османскую империю оба ногайских приставства в губернии исчезли. По общим сведениям, за 1858—1866 годы переселилось с Кавказа около 70 000 ногайцев[118]. Оставшиеся в Ставропольской губернии ногайцы из упразднённых Калаусо-Саблинского и Калаусо-Джамбойлуковского приставств были объединены с ачикулак-джамбойлуковцами (Ачикулакское приставство Ставропольской губернии) и караногайцами (Караногайское приставство Терской области).

Основным занятием большинства ногайцев до 1917 года оставалось кочевое скотоводство. Ногайцы разводили лошадей, овец, верблюдов, крупный рогатый скот. Главным районом их кочевания являлась Ногайская степь. Кубанские ногайцы с XVIII в. вели оседлый образ жизни и занимались земледелием. Во второй половине XIX в. начали заниматься земледелием и ногайцы Ачикулакского приставства. Однако земледелие у ногайцев носило подсобный характер, основным занятием оставалось скотоводство. Большая часть скота принадлежала мурзам и султанам. Составляя всего 4 % ногайского населения, они владели 99 % общего числа верблюдов, 70 % — лошадей, 55 % — овец и 40 % — рогатого скота. На долю остальных 96 % ногайцев приходилось лишь 34 % всего поголовья скота. Многие ногайцы-бедняки уходили на заработки в ближайшие станицы во время уборки винограда или хлеба. Например, в 1881 г. в Ачикулакском приставстве было выдано 9516 увольнительных билетов сроком от двух до четырёх месяцев. Ногайцев на военную службу не призывали, но взамен воинской повинности с них взимался особый налог[121]. Ногайцы Дагестана (Терской области) в XIX веке всё больше отходили от традиционных для них овцеводства и верблюдоводства, занимаясь в основном рыболовством, сенокошением и земледелием. В XIX веке крупнейшим селением ногайцев Терско-Сулакского междуречья являлось Тамаза-Тюбе[106].

Современное расселение ногайцев

 
Этно-лингвистическая карта Дагестана

В настоящее время ногайцы проживают в основном на Северном Кавказе и в Южном Поволжье — в Дагестане (Ногайский, Тарумовский, Кизлярский и Бабаюртовский районы), Ставропольском крае (Нефтекумский район), Карачаево-Черкесии (Ногайский район), Чечне (север Шелковского района) и Астраханской области. От названия народа происходит название Ногайская степь — район компактного расселения ногайцев на территории Дагестана, Ставропольского края и Чеченской Республики.

За последние десятилетия крупные ногайские общины образовались в других регионах России — Москве, Санкт-Петербурге, Ямало-Ненецком автономном округе, Ханты-Мансийском автономном округе.

В Турции и Румынии проживают потомки переселившихся туда в XVIII—XIX вв. ногайцев, которые, в основном, восприняли этническую идентичность окружающего тюркского населения — соответственно, турок и румынских татар, — но помнят о своём ногайском происхождении.

Решение о создании национального ногайского района в Карачаево-Черкесии (аналогично Ногайскому району Дагестана) было принято летом 2005 года и подтверждено на референдуме 8 октября 2006 года[122]. Район был образован 17 октября 2007 г. из части (30 %) территории Адыге-Хабльского района[123][124]. Площадь Ногайского района составляет около 187 кв. км, или 1,3 % территории Карачаево-Черкесии[125]. Ногайцы в Карачаево-Черкесии являются одним из пяти субъектообразующих народов[126].

Субъекты Российской Федерации, в которых согласно переписи 2010 года учтено 50 или более ногайцев
  • Республика Дагестан — 40 407
  • Республика Кабардино-Балкария — 289
  • Республика Калмыкия — 75
  • Карачаево-Черкесская Республика — 15 654
  • Республика Коми — 201
  • Республика Саха (Якутия) — 357
  • Республика Северная Осетия — Алания — 220
  • Чеченская Республика — 3444
  • Краснодарский край — 300
  • Красноярский край — 950
  • Ставропольский край — 22 006
  • Астраханская область — 7589
  • Волгоградская область — 178
  • Воронежская область — 99
  • Калужская область — 99
  • Московская область — 266
  • Мурманская область — 108
  • Ростовская область — 233
  • Саратовская область — 379
  • Тульская область — 133
  • Тюменская область (без автономных округов) — 86
  • Хабаровский край — 120
  • Москва — 585
  • Санкт-Петербург — 126
  • Ханты-Мансийский автономный округ — Югра — 5323
  • Ямало-Ненецкий автономный округ — 3479

Единственный субъект Российской Федерации, в котором переписью 2010 года не учтён ни один ногаец — Республика Мордовия.

Астраханская область

Основная статья: Карагаши

Состоят из двух этнографических групп — карагашей и юртовцев (юртовских татар). Юртовцы перешли к оседлости в XVIII веке и основали свои первые сёла: Карагали, Кизань (ныне Татаро-Башмаковка), Майлегуль (ныне Яксатово), Бусдангуль (ныне Кулаковка), Казы (ныне Мошаик), Джамели (ныне Три Протоки) и Тияк (ныне Царёв); в более поздний период были основаны сёла Кучергановка, Солянка, Килинчи, Семиковка и Осыпной Бугор. В 1771 году было основано село Янго-Аскер[127].

Карагаши выделились из состава Малой ногайской орды после того, как в 1735 году были пленены калмыками в районе Пятигорья (в местности «Тёмный лес» — «Караагаш», ныне станица Темнолесская), где находились под контролем калмыков до откочёвки большинства калмыков в Джунгарию в 1771 году. После этого они были переданы в прямое подчинение астраханскому губернатору и были поселены в Красноярском уезде Астраханской губернии[128].

Как карагаши, так и юртовцы осознавали общность происхождения, культуры и языка, отличая себя от живших с ними по соседству татар. К себе они применяли этнонимы ногайцы, «ногай», «карагаш ногай» (у карагашей) и «нугай» у юртовцев. Карагаши сохраняли прямые контакты с ногайцами Предкавказья дольше, чем юртовцы. Последние подверглись бо́льшему влиянию культурному и языковому влиянию татар[127].

Общая численность ногайцев в Астраханской области составляла (в имеющихся материалах переписей ногайцы учтены начиная с переписи 1970 года)[129]:

  • по переписи 1970 года — 64
  • по переписи 1979 года — 86
  • по переписи 1989 года — 3958
  • по переписи 2002 года — 4570
  • по переписи 2010 года — 7589

Резкие изменения численности ногайцев, учтённых переписями 1989 и 2010 годов в сравнении с предыдущими переписями, связаны с тем, что сохранявшие своё этническое самосознание ногайцы ранее учитывались в составе татар; так в 2008 г. численность ногайцев-карагашей оценивалась специалистами в количестве до 8 тысяч[128], что нашло своё подтверждение в результатах переписи 2010 года.

По данным переписи 2002 года (которая учла немногим более половины всех ногайцев) одна четверть ногайцев Астраханской области живёт в городском округе Астрахань (в частности, во входящих в состав городского округа пригородных посёлках Кири-кили, Янго-Аул, Свободный[130]). Сельское население ногайцев компактно представлено в ряде сёл и посёлков Красноярского района, являющегося главным районом компактного расселения ногайцев Астраханской области. Для трёх сельских населённых пунктов компактного расселения ногайцев, расположенных за пределами Красноярского района, указана их районная принадлежность. Также для всех населённых пунктов в скобках указана доля ногайцев[131].:

В селе Растопуловка ногайцы появились с 1995 года[130].

В 2012 году ногайский язык преподавался лишь в двух школах: села Лапас Харабалинского района и села Растопуловка Приволжского района[132].

Дагестан

В Дагестане ногайцы имеют статус одного из коренных народов Дагестана, формально это означает также и официальный статус ногайского языка в Дагестане. Численность населения ногайцев Дагестана изменялась следующим образом (в скобках указана доля ногайцев в населении Дагестана в границах на год переписи)[129]:

  • по переписи 1939 года — 4677 (0,50 %)
  • по переписи 1959 года — 14939 (1,41 %)
  • по переписи 1970 года — 21750 (1,52 %)
  • по переписи 1979 года — 24977 (1,53 %)
  • по переписи 1989 года — 28294 (1,57 %)
  • по переписи 2002 года — 38168 (1,48 %)
  • по переписи 2010 года — 40407 (1,39 %)

Резкое изменение численности ногайцев Дагестана в межпереписной период 1939—1959 годов связано с тем, что в период 1938—1957 годов районы традиционного расселения ногайцев Ногайский (тогда — Караногайский) и Кизлярский были исключены из территории Дагестана.

Карачаево-Черкесия

Ногайский район:

Хабезский район:

Адыге-Хабльский район:

Городской округ Черкесск — 1,87 тыс. (1,4 %)

Турция

В Турции из известных деревень, где проживают ногайцы, 3 находятся в илах Анкара, одна — в Газиантепе, 18 деревень — в Конье, 1 — в Сивасе и 14 — в Токате. Конийские ногайцы принадлежат к племенам джембойлуклар и джетсанлар. Поскольку в Турции с 1970 г. проводимые в стране переписи населения перестали включать данные о национальном составе, точная численность ногайцев в Турции неизвестна[133].

Антропология

В целом ареал расселения ногайцев охватывает зону контактов сложных миграционных процессов, задавших динамику межэтнического взаимодействия степного населения Восточно-Европейской равнины в историческую эпоху, на этнической территории которых впоследствии образовалось этнополитическое объединение, давшее начало ногайскому народу. В частности, этим объясняется то, что разные группы ногайцев имеют разные расовые типы[134]:

  • Ачикулакские ногайцы (Нефтекумский и Степновский район Ставропольского края) и ногайцы карагаши (Астраханская область) представляют собой сочетание европеоидных антропологических признаков с широколицым указателем черепа и выраженных длинноголовых узколицых европеоидных типов, с характерной выпуклой формой профиля носа, с южносибирской расой которая имеет значительную примесь перечисленных европеоидных признаков.
  • Кубанские (Карачаево-Черкесская Республика и Кочубеевский район Ставропольского края), пятигорские (Минераловодский район Ставропольского края) и крымские ногайцы (Республика Крым) преобладает понтийский подтип средиземноморской расы и светлый европеоидный тип европеоидной расы с не резкими южносибирскими морфологическими характеристиками.
  • Караногайцы (Республики Дагестан и Чечня) же имеют черты представителей южносибирской расы отличающимся несколько более узким лицом. Встречаются светлые глаза и русые волосы.

В литературе[135][136][137] приводятся данные, согласно которым ногайскому населению были свойственны смешанные краниологические комплексы: были как группы с преобладанием европеоидных черт, так и общности, в разной степени тяготеющие к монголоидным характеристикам. В составе ногайского этнополитического объединения зафиксирована преемственность в формировании морфологических особенностей населения степей Восточной Европы в эпоху средневековья.

Генофонд

 Можно считать, что генофонд ногайцев впитал в себя столь многие евразийские генетические потоки, что может успешно выступать в качестве одного из эталонов «генетического полюса евразийской степи». 

— Балановский О. П.[138]

В генетической истории популяции ногайцев Кубани было два эпизода миксации (смешения) с популяциями Южной Сибири и Монголии: в VIII и XVII веках[139].

Язык

Основная статья: Ногайский язык

Ногайский язык относится к тюркской языковой группе алтайской языковой семьи.

В силу широкого географического расселения народа в ногайском языке исторически выделились 4 диалекта: караногайский (Дагестан, Чеченская Республика), собственно ногайский или кумский (Ставропольский край), акногайский или кубанский (Карачаево-Черкесия), карагашский (Астраханская область).

По происхождению и классификации ногайским (кыпчакско-ногайским) является степной диалект крымско-татарского языка. Некоторые специалисты считают также диалектами ногайского языка говоры юртовских и алабугатских татар, в то время как другие специалисты считают их диалектами татарского языка, подвергшимися влиянию ногайского языка.

Вместе с каракалпакским и казахским языками, а также степным диалектом крымско-татарского языка и кыпчакскими диалектами узбекского языка составляет кыпчакско-ногайскую подгруппу кыпчакской группы тюркских языков. Все кыпчакско-ногайские языки и диалекты (другие обозначения — ногайские, арало-каспийские, канглы, южно-кыпчакские, восточно-кыпчакские, дештийско-сибирские) достаточно близки между собой, чтобы считаться наречиями одного языка.

Литературный язык создан на основе караногайского диалекта и ногайского говора.

Письменность

Письменность с XVIII в. до 1928 года строилась на арабской графике, с 1928—1938 гг. — на латинице. С 1938 года используется кириллица.

Традиционная культура

Традиционное занятие — кочевое и отгонное животноводство: коневодство[140][141][142][143], верблюдоводство[144][145], скотоводство[146], а также птицеводство, в частности разведение гусей, от которых получают не только мясо, но и пух, перья которые высоко ценятся в производстве пухо-перовых изделий (пуховые подушки, одеяла и перины), а также жир и гусиное перо, для письма. Охота[147] — ловчими птицами: беркуты, соколы, ястреба[148], ловчими собаками: борзыми[149], силковая[150]. Рыболовство[151]. Подсобный промысел — растениеводство[152][153][154][155], пчеловодство[156].

Религия

Одежда

 
Ногайка. Начало XIX века.

Одежда, как и другие предметы материальной культуры, отражает исторический путь народа, его образ жизни, национальные особенности, эстетические представления о мире.

Национальная одежда[157] — богатое историческое и этнокультурное наследие ногайского народа. Отличаясь неповторимой самобытностью и красотой, она даёт представление о многовековом историческом развитии, кочевых традициях, культурных связях, географии расселения народа. В основе национального костюма ногайцев — элементы одежды древних кочевников. Многие его черты сложились в эпоху саков (VII веке до н. э.), сарматов (II в. до н. э.), гуннов (III в.), кыпчаков[158]. Ногайское орнаментальное искусство (узоры «бараньи рога», «древо жизни» и др.) напрямую восходит к образцам, найденным в курганах сакского, сарматского, гуннского, а также золотоордынского времени.

Так как ногайцы, будучи воинами-степняками, большую часть времени проводили на коне, то их одежда отражала особенности кочевого образа жизни. Так, сапоги имели высокие голенища, штаны были широкого кроя для удобства верховой езды, капталы и шепкены были с запáхом и с открытой грудью, различные виды головных уборов учитывали климатические особенности летнего и зимнего времени года и т. д.

Традиционной одеждой ногайцев также являлся каптал и баслык[159], шаровары и овчинные тулупы. Мужская одежда состояла из нательной рубахи туникообразного покроя, штанов с широкими шагами, верхней рубахи, куртки-безрукавки, кафтана, бешмета и черкески (у богатых), бурки, обуви из шкур, сафьяна, хрома, папахи, шляпы из войлока. Зимой надевали шубы из овчины или из волчьих, лисьих, беличьих шкур и каракуля. Мужскую одежду дополняли оружие и воинские доспехи: лук и стрелы, топор, копьё, кольчуга, кинжал, шашка, а с середины 17 века огнестрельное оружие: ружьё и пистолеты различных видов.

Женский костюм по покрою близок к мужскому; он включал платье-рубаху, различные виды платьев, шубы, шапочки из меха или ткани, платки, косынки, обувь из шерсти, кожи, сафьяна, а также пояса и различные виды украшений.

Кухня

Традиционная система питания ногайцев построена на балансе мясо-молочных продуктов животноводства, разных форм переработки и способов приготовления, дополненная достаточным количеством продуктов земледелия, охоты, рыболовства и собирательства. Национальный характер базовых блюд ногайской кухни зародился в недрах кочевых империй Евразии, обусловлен исторически сложившимся хозяйственно-культурным укладом, образом жизни, традициями и религией[160][161].

Жилище

 История становления жилища ногайцев аналогична истории становления жилища многих тюркских, особенно кочевых, народов. Юрта (терме) кочевых ногайцев относится к тюркскому типу. Саманные дома ногайцев были из двух, трех, а иногда и более комнат, расположенных в ряд, имеющих аналогии в жилом доме Хорезма эпохи Золотой Орды[162], получивших распространение у соседей ногайцев на Северном Кавказе. Исследования показали, что ногайцы такой тип жилья создали самостоятельно, а А. А. Шенников склонен считать, что „изучение истории жилого дома северопричерноморских ногайцев позволяет поставить ряд вопросов, касающихся истории украинского и вообще восточнославянского дома“[163] 

 — Керейтов Р. Х.[164]

Культурное наследие

Ногайский героический эпос является выдающимся творением средневекового фольклорного искусства, запечатлевшим ярчайшие этапы многовекового историкокультурного развития народа, отразившим эволюцию его художественного сознания, создавшим легендарную галерею эпических образов реальных исторических личностей. Возможность появления такого масштабного художественного явления, несомненно, была предопределена всем ходом предыдущей историко-культурной эволюции древних государств Великой Степи (орхоно-енисейская руническая эпика времен Каганатов, словесность караханидского и хорезмийского периодов), а также искусством Золотой Орды и возвысившейся на её обломках Ногайской Орды. Периоды соответственно упадка и расцвета этих двух последних империй породили такие шедевры сказительского искусства, каковыми являются сказания о ногайских богатырях («Эдиге», «Мамай», «Карасай эм Казый», «Муьсевке баьтир», «Шора баьтир», «Эр Таргыл», «Эр Куьсеп», «Эр Сайын», «Аьдил — Солтан», «Айсылдынъ улы баьтир Аьмет», «Копланлы баьтир» и мн. др.). Совокупная эстетическая, аксиологическая значимость этого наследия в авторитетных оценках (Н.C. Семенов, В. М. Жирмунский, Е. М. Мелетинский, Д. Хант и др.) ставится в один ряд с явлениями мировой культуры, такими, как англосаксонский «Беовульф», карело-финская «Калевала», среднеазиатские «Короглы», «Алпамыш», «Манас». Работа по сбору образцов текстов героического эпоса, в том числе и в местах компактного расселения ногайцев, началась относительно поздно, с середины XIX в., и проводилась силами выдающихся российских ученых В. В. Радлова, П. М. Мелиоранского, А. Н. Самойловича, И. Н. Березина, М. Османова, П. А. Фалёва[165]. Продолжилась она в XX в. и её результатом стали многочисленные собрания фольклорных текстов, аккумулированные в крупных востоковедческих центрах Москвы, Санкт-Петербурга, Поволжья, Урала, республик Средней Азии, Крыма и Кавказа. В трудах ученых-тюркологов XX века (В. М. Жирмунского, М. О. Ауэзова, А. Х. Маргулана, Е. Исмаилова, Р. Бердибаева, А.И-М. Сикалиева, А. Т. Конратбаева, И. Т. Сагитова, Ф. И. Урманче, А. М. Аджиева, Р. Кыдырбаевой и др.) осмыслено ценностное содержание тюркского фольклора и, в частности, эпоса о предках и потомках Эдиге. Значительный пласт все ещё не исследованного ногайского фольклора хранится в зарубежных архивах, фондах[166].

Описания и высказывания о ногайцах

 На Северном Кавказе умирает один народец, который сыграл громадную роль в Русской истории. 

— Фарфоровский С. В.[167]

 Сии ногайские грамоты, писаные высокопарным слогом восточным, показывают некоторое образование ума замечательное в народе кочующем. 

— Карамзин Н. М.[168]

 Ногайцы в фольклоре многих тюркских народов кипчакского происхождения предстают как своего рода эпическое племя наподобие нартов у осетин и абхазо-адыгских народов. 

— Мелетинский Е. М.[169]

Примечания

  1. Официальный сайт Всероссийской переписи населения 2010 года. Информационные материалы об окончательных итогах Всероссийской переписи населения 2010 года
  2. Всероссийская перепись населения 2010. Национальный состав населения РФ 2010
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Всероссийская перепись населения 2010 г. Национальный состав регионов России
  4. 1 2 3 4 5 6 Перепись 2010 года. Дагстат. Том 3 (недоступная ссылка). Дата обращения 20 декабря 2013. Архивировано 11 октября 2017 года.
  5. Том 3 книга 1 "Национальный состав и владение языками, гражданство"; таблица 4 "Национальный состав населения Ставропольского края по городским округам, муниципальным районам, городским населённым пунктам, сельским населённым пунктам с численностью населения 3000 человек и более" (недоступная ссылка). Дата обращения 10 апреля 2015. Архивировано 5 апреля 2015 года.
  6. 1 2 Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Карачаево-Черкесской Республике. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года по Карачаево-Черкесской Республике. ТОМ 3: Национальный состав и владение языками, гражданство. — Черкесск. — 2013. (недоступная ссылка). Дата обращения 7 декабря 2019. Архивировано 6 марта 2016 года.
  7. Том 4 книга 1 "Национальный состав и владение языками, гражданство"; таблица 1 "Национальный состав населения Чечни по городским округам, муниципальным районам, городским населённым пунктам, сельским населённым пунктам с численностью населения 3000 человек и более" (недоступная ссылка). Дата обращения 20 октября 2017. Архивировано 29 сентября 2015 года.
  8. Joshua Project
  9. Всеукраїнський перепис населення 2001. Русская версия. Результаты. Национальность и родной язык. Архивировано 1 июля 2010 года.
  10. Ногайцы. Большая Российская энциклопедия
  11. Материалы по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Выпуск IV: Антропология ногайцев. – ИА РАН. М.: Памятники исторической мысли. Ч.II. Антропология современных ногайцев
  12. Бушаков В.А. Тюркская этноойконимия Крыма // ИЯ РАН, Москва, 1992 г.
  13. Кулькатов Ж.Б. Ногайский этнический компонент в Крыму и Нижнем Поволжье: общее и особенное // Культура народов Причерноморья. — 2012. — № 228.
  14. Викторин В.М. Субэтносоциум «нугай -казак» на границе Западного Казахстана и Нижнего Поволжья: парадоксы взаимодействия тюркских этносов // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып. 2. Волгоград, 2006. С. 52-59
  15. Ишмухамбетов Р. В. К предыстории межкипчакской субэтнической группы «ногай-казах» в составе западных казахов / Р. В. Ишмухамбетов // Ногайцы – XXI в.: от истоков к грядущему : мат-лы науч.-практич. конф. – Черкесск : Карачаево-Черкесский институт гуманитарных исследований, 2014. – 469 с
  16. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения. Издательство "Наука", Москва, 1974 г.
  17. Трепавлов В. В. Ногаи в Башкирии, XV—XVII вв. Княжеские роды ногайского происхождения. Уфа: Урал. науч. центр РАН, 1997. 72 с. (Материалы и исследования по истории и этнологии Башкортостана. № 2)
  18. Нурмухамедов М. К., Жданко Т. А., Камалов С. К., «Каракалпаки». Краткий очерк истории с древнейших времен до наших дней, Таш., 1971.
  19. Н.Мамедов. Каракалпакская литература. Баку, Мутард-жим, 2007.
  20. Ахметзянов М.И. Татарские родословные (шеджере) / М.И. Ахметзянов – Казань: ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова // Золотоордынское обозрение. 2015.
  21. Исхаков Д. М. Юго-Восток Татарстана: проблема изучения этнической истории региона XTV-XVII вв. // Элмэт - Альметьевск. 2003.
  22. Кидирниязов Д. западные ногайцы// Половецкая луна. № 3/7. 1993.
  23. Мишкинене Г. Литовские татары: к истории появления и проживания в Великом княжестве Литовском (культура, язык, исторические контакты в контексте ногайской культуры)/ Г. Мишкинене. Вильнюсский университет, Литва, Вильнюс // Ногайцы: XXI век. История. Язык. Культура. От истоков – к грядущему. Материалы Второй Международной научно-практической конференции. Черкесск, 2016.
  24. Plate 79 from Professor G. Droysens Allgemeiner Historischer Handatlas by R. Andree
  25. 1 2 Ушаков Д. Н., 1938.
  26. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка / Сост. Чудинов А. Н. — СПб., 1910.
  27. Р. Х. Керейтов. Ногайцы. Особенности этнической истории и бытовой культуры / Науч. ред. Ю. Ю. Клычников. Ставрополь: Сервисшкола, 2009.
  28. Бурджаны: источники, история изучения, гипотезы : автореферат дис. кандидата исторических наук : 07.00.07 / Хамидуллин Салават Ишмухаметович; [Место защиты: Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН] — Уфа, 2016
  29. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды М: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2002.С.-98
  30. Почекаев Р. Ю. Цари ордынские. Биографии ханов и правителей Золотой Орды. — СПб.: Евразия, 2010. С. 97-131
  31. Викторин В. М. Социальная организация и обычное право ногайцев Нижнего Поволжья (XVIII — нач. XX в.): автореф. дис. …канд. ист. наук / АН СССР, Ин-т этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая, Ленингр. часть. — Л., 1985. С.-25
  32. Агеева Р. А. Какого мы роду-племени?: Народы России: имена и судьбы: Словарь-справочник // Р. А. Агеева, Отд-ние лит. и языка РАН. Центр языков и культур Северной Евразии им. кн. Н. С. Трубецкого. — М.: Academia, 2000. C.-240
  33. Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды. Саранск: Изд-во МГУ им. Н. П. Огарева, 1960. С.-327, 328
  34. Димитров Б. 1984. България в средновековна картография ХIV-ХVII век. София.
  35. Карта Причерноморья из книги Андреа Бианко «Navigazione Atlante Nautico» 1436 года.
  36. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды М: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2002. С.-60
  37. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды М: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2002. — 752 с.
  38. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды М: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2002. С.-471.
  39. Шенников А. А. Княжество потомков Мамая Архивная копия от 14 ноября 2012 на Wayback Machine // Депонировано в ИНИОН. — 7380. Л., 1981.
  40. Грибовский В. В. Казак Мамай: истоки образа и украинские параллели.
  41. Нарты. Адыгский эпос. Собранные тексты в 7 томах, на диалектах адыгского языка. — Майкоп: Адыгейский научно-исследовательский институт, 1968. XIII. НАРТ ДЭГУДЖ, XVI. НАРТ КОЛЭСЫЖЪКЪОХЭР
  42. Отражение «Верхнего мира» в мифопоэтике адыгов. Куек А. С., Куек М. Г. (Майкоп, Республика Адыгея, РФ) // Нартоведение в 21 веке: проблемы, поиски, решения: Материалы Международной научно-практической конференции, Магас-2016. С.-152
  43. Карачаево-балкарский фольклор в дореволюционных записях и публикациях / Сост., вступ. ст. и коммент. А. И. Алиевой. Отв. ред. Т. М. Хаджиева. Нальчик: Эльбрус, 1983. С.-259
  44. Нартла (Нарты) / сост. Журтубаев М. Ч., Малкондуев Х. Х. Нальчик: Эльбрус, 1995.
  45. Памятники народного творчества осетин. Вып. 3. Владикавказ, 1928.С.-11
  46. Нарты. Осетинский героический эпос: в 3 кн. — М.: Наука, кн. 3 — 1991. С. — 25
  47. Дзиццойты Ю. А. Нарты и их соседи. Владикавказ: Алания, 1992. С.- 112
  48. У. Б. Далгат, «Героический эпос чеченцев и ингушей», Издательство «Наука», Москва, 1972 г. С.-338
  49. Петрухин В. Я. Мифы финно-угров. — М.: Астрель: АСТ; Транзиткнига, 2005. Пахарь-богатырь Тюштян
  50. Шаронов А. М. Масторава. Саранск: Эрзянь Мастор, 2010.
  51. Киреев Л. Н. Башкирский народный героический эпос. Уфа. 1970. С. 192.
  52. Жирмунский В. М. Тюркский героический эпос: Избранные труды. -Л.: Наука, 1974.
  53. Мелетинский Е. М. Киргизский эпос о Манасе // История всемирной литературы: В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1983—1994. — На титл. л. изд.: История всемирной литературы: в 9 т. Т. 3. — 1985. — С. 583—584.
  54. Дыбо A. B. Хронология тюркских языков и лингвистические контакты ранних тюрков. М.: Академия, 2007. С.-810
  55. Димитров Б. България в средновековната морска картография XIV–XVII век / Божидар Димитров. София: Наука и изкуство, 1984.
  56. Брун, Филипп Карлович (1804-1879). Черноморье : сб. исслед. по ист. географии Южной России (1852-1877 г.) : в 2 ч. / Ф. К. Брун. – Одесса : тип. Г. Ульриха, 1879-1880. Ч. 2.— 1880 .— 422 с.
  57. Бартольд В. В. Сочинения. Том V. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. — Москва: Наука, 1968. — С. 143, 556. — 759 с.
  58. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды М: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2002. C.490
  59. Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды. Саранск, 1960. 279 с.
  60. Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой орды / Акад. наук СССР, Ин-т востоковедения. - Москва ; Ленинград : Изд-во Акад. наук СССР, 1941 (Ленинград). — 26 см см. I. Институт востоковедения (Ленинград) [Т. 2: Извлечения из персидских сочинений, собранные В. Г. Гизенгаузеном и обработанные А. А. Ромаскевичем и С. Л. Волиным / [Отв. ред. П. П. Иванов]. VII Эннувейри. С. 161]
  61. Аристов Н. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности // Живая старина, 1896.
  62. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения. Издательство «Наука», Москва, 1974 г. С. 489.
  63. Арсланова А. А. Кыпчаки и термин Дашт-и Кыпчак (по данным персидских источников ХШ-XVIII вв.) // Национальный вопрос в Татарии дооктябрьского периода. Казань, 1990. С. 16.
  64. Эхмэтжанов М. И. Нугай урдасы: татар халкынын тарихи мирасы. — Казан: Мэгариф, 2002. С. 54.
  65. Р. Х. Керейтов. Ногайцы. Особенности этнической истории и бытовой культуры / Науч. ред. Ю. Ю. Клычников. Ставрополь: Сервисшкола, 2009.
  66. Трепавлов В.В.Малая Ногайская Орда,очерк истории// Тюркологический сборник. 2003–2004: Тюркские народы в древности и средневековье. М.: Восточная литература, 2005. С. 273–311
  67. Трепавлов В.В. Тюркские народы средневековой Евразии. Избранные труды / Отв. ред. И.М. Миргалеев. – Казань: ООО «Фолиант», 2011. – 252 с.ISBN 978-5-94990-032-1 С.-211
  68. Трепавлов В. В. Численность кочевого социума: источники и система подсчета // Этнографическое обозрение. 2000. — № 4. — С. 97.
  69. Егоров В. Л. Начальный период истории Ногайской Орды // Историко-географические аспекты развития Ногайской Орды. Махачкала, 1993. С. 30—35.
  70. Бессмертная смерть : ист. эссе / Иса Капаев. - Ставрополь : Шат-Гора, 2004. — 518 с. : ил., портр.; 20 см.; ISBN 5-88197-001-2 : 1000 С. 375.
  71. Ногайский героический эпос / А. И.-М. Сикалиев (Шейхалиев); Науч. ред. Х. Г. Короглы; Карачаево-Черкес. ин-т гуманит. исслед. — Черкесск : КЧИГИ, 1994. — 326 с. ISBN 5-85183-008-5.
  72. Khodarkovsky M. Russia's Steppe Frontier: The Making of a Colonial Empire, 1500—1800. — Indiana University Press, 2002. — С. 9—11. — 290 с. — ISBN 9780253217707.
  73. 1 2 3 4 Ходарковский М. Степные рубежи России. Как создавалась колониальная империя. 1500—1800. — Новое Литературное Обозрение, 2019. — С. 26. — ISBN 9785444810927.
  74. 1 2 Евстигнеев Ю. А. Россия: коренные народы и зарубежные диаспоры (краткий этно-исторический справочник). — Litres, 2008. — 330 с. — ISBN 9785457236653.
  75. 1 2 Тынышпаев М. Т. Материалы к истории киргиз-казакского народа. — Переиздание. — Алматы: Дом печати «Эдельвейс», 2014. — С. 47. — 88 с. — ISBN 9965-602-58-1.
  76. Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь. — М., 1989. — С. 535, 586. — 764 с.
  77. Егоров В. Л. Начальный период истории Ногайской Орды // ИГАРНО. — С. 29—35.
  78. Очир А. Монгольские этнонимы: вопросы происхождения и этнического состава монгольских народов / д.и.н. Э. П. Бакаева, д.и.н. К. В. Орлова. — Элиста: КИГИ РАН, 2016. — С. 98. — 286 с. — ISBN 978-5-903833-93-1.
  79. Родословная туркмен. — Издательство Академии наук СССР, 1958. — С. 88. — 190 с.
  80. 1 2 Трепавлов В. В. История Ногайской Орды — М: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2002. — С. 47—48.
  81. И.С. Капаев. От Чингиз-хана до Эдиге. С. 435 // Ногайская эпическая поэма / под ред. Н. Х. Суюновой; Карачаево-Черкесский институт гуманитарных исследований при Правительстве КЧР. — М.: Наука, 2016. ISBN 978-5-02-039964-8
  82. Дмитриев В. С. Элементы военной культуры монголов (на примере анализа сражения в местности Калаалджит-Элет) // Монгольская империя и кочевой мир. — Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004. — С. 363—380.
  83. Сабитов Ж. М., Абдулин А. К. Y-STR гаплотипы ногайцев в базе данных Family Tree DNA // The Russian Journal of Genetic Genealogy. — 2015. — № 2. — С. 40—50. — ISSN 1920-2997.
  84. [1]Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера
  85. Веселовский Н. И. Хан из темников Золотой орды. Ногай и его время. — Directmedia, 2013. — С. 1. — 61 с. — ISBN 9785446016396.
  86. Вельтман, А.Ф. Маги и Мидийские каганы XIII столетия / А.Ф. Вельтман. – Москва : Унив. тип., 1860. – 79 с.
  87. Ибн-Даста, Абу-Али Ахмед Бен Омар (X в.). Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах Абу-Али Ахмеда бен Омар Ибн-Даста, неизвестного доселе арабского писателя X века, по рукописи Британского музея в первый раз издал, перевел и объяснил Д.А. Хвольсон, профессор С.-Петербургского университета : Напеч. по случаю 50-лет. юбилея С.-Петерб. ун-та. - Санкт-Петербург : тип. Имп. Акад. наук, 1869. - XIV, 199 с.; 25.
  88. Ногайцы: XXI век. История. Язык. Культура. От истоков к грядущему : материалы Первой Международной научно-практической конференции (г. Черкесск, 14-16 мая 2014 г.). Черкесск, 2014. С. 142—143.
  89. Восточный Дашт-и Кыпчак в XIII — начале XV века. Проблемы этнополитической истории Улуса Джучи / Ред. И. М. Миргалеев. — Казань: Изд-во «Фэн» АН РТ, 2013. — 288 с
  90. Кляшторный С. Г., Султанов Т. И. Государства и народы Евразийских степей: от древности к Новому времени. СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2009: 3-е изд.. исправл. и доп. 432 с. стр 65-74
  91. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. — М.: Восточная литература, 2002. стр. 97-112, 495—497
  92. DeWeese D. Islamization and Native Religion in the Golden Horde: Baba Tükles and Conversion to Islam in Historical and Epic Tradition. University Park, PA, Pennsylvania State University Publ., 1994, р. 347
  93. Порсин А. А. Источниковая база по эпохе темника Ногая в истории Золотой Орды // Вестник археологии, антропологии и этнографии. — 2010. — Вып. 1.
  94. Элита Золотой Орды. Автор: Селезнев Ю. В. Фэн, 2009.
  95. «Можно обоснованно утверждать, что центр улуса Ногая — район дельты Дуная с прилегающими к ней территориями на обоих берегах реки.» N.D.Russev. Moldavia in «Dark Ages»: Materials for Understanding Cultural and Historical Processes.
  96. Тизенгаузен В. Извлечения из энциклопедии Эннувейри. А/VII. Сборникъ материаловъ, относящихся къ исторіи Золотой Орды. Т.1- Год выпуска: 1884 Автор: Тизенгаузен В. Г. (ред. сост.)
  97. Аристов Н. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности // Живая старина, 1896
  98. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения. Издательство «Наука», Москва, 1974 г. С.-489
  99. Арсланова А. А. Кыпчаки и термин Дашт-и Кыпчак (по данным персидских источников ХШ-XVIII вв.) // Национальный вопрос в Татарии дооктябрьского периода. Казань, 1990. С.-16
  100. Эхмэтжанов М. И. Нугай урдасы: татар халкынын тарихи мирасы. — Казан: Мэгариф, 2002. С.-54
  101. Р. Х. Керейтов. Ногайцы. Особенности этнической истории и бытовой культуры / Науч. ред. Ю. Ю. Клычников. Ставрополь: Сервисшкола, 2009.
  102. Эдиге: Ногайская эпическая поэма. Сокровищница народной словесности ногайцев. М.: Наука, 2016.
  103. Антонов И. В. Этническая история Волго-Уральского региона в XIII- начале XV вв. (историко-археологическое исследование) / И. В. Антонов. — Уфа, 2006.
  104. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. — М., 2001. — С. 4.
  105. Р. Ишмухамбетов НОГАЙСКАЯ ОРДА — КОЛЫБЕЛЬ ТЮРКСКИХ НАРОДОВ
  106. 1 2 Ю.Идрисов. Ногайцы в Терско-Сулакском междуречье
  107. Ногайцы / © ATB-Azərbaycan Türkçülər Birliyi // Сайт «Кавказ Интернациональный» (www.interkavkaz.info) 26.08.2007.  (недоступная ссылка — историякопия)
  108. Картины сражений и портреты Генералиссимуса
  109. СУВОРОВ И ДОНСКИЕ КАЗАКИ (недоступная ссылка). Дата обращения 12 июля 2014. Архивировано 27 декабря 2013 года.
  110. Владимир Гутаков. Русский путь к югу (мифы и реальность). Часть вторая
  111. В. Б. Виноградов. Средняя Кубань. Земляки и соседи. Ногайцы
  112. Сергеев А. А. Уход Таврических Ногайцев в Турцию в 1860 г. / А. А. Сергеев // ИТУАК. — 1913. — № 49. — С. 212—213.
  113. Пределы кочевья кубанцев с российскими владениями в 1789 г. / Записки Одесского Общества Истории и Древностей. т.3. с.589-590. 1853 год
  114. 1 2 3 4 Вадим ГЕГЕЛЯ. Освоение Дикого Запада по-украински (недоступная ссылка). Дата обращения 4 мая 2009. Архивировано 7 декабря 2009 года.
  115. Виноградов В. Б. Средняя Кубань. Земляки и соседи (формирование традиционного населения) : Книга историко-культурных регионоведческих очерков / Под общ. ред. акад. РАН, проф. В. Л. Янина (МГУ) — Армавир, 1995. —Гл. Ногайцы.
  116. Гутаков В. Русский путь к югу (мифы и реальность). Ч. 2. // «Вестник Европы», 2007. — № 21.
  117. Ногайцы (недоступная ссылка). Дата обращения 12 июля 2014. Архивировано 14 июля 2014 года.
  118. 1 2 МАССОВАЯ МИГРАЦИЯ НОГАЙЦЕВ В ТУРЦИЮ
  119. 1 2 3 4 Степь, где ногайские татары кочуют
  120. 1 2 «Война теперь не обыкновенная, а национальная»: Народы России в Отечественной войне 1812 года
  121. Ногайцы: характеристика, хозяйство до революции
  122. KavkazWeb: 94 % опрошенных — за создание Ногайского района в Карачаево-Черкесии — результаты референдума
  123. В Карачаево-Черкесии официально создан Ногайский район (недоступная ссылка). Дата обращения 25 июля 2009. Архивировано 16 декабря 2012 года.
  124. В Карачаево-Черкесии создан Ногайский район (недоступная ссылка)
  125. В Карачаево-Черкесской республике создан Ногайский район
  126. Esperanto новости: Конференция о будущем ногайского народа (недоступная ссылка). Дата обращения 10 ноября 2006. Архивировано 6 января 2007 года.
  127. 1 2 История становления полиэтнического состава населения Астраханского края. Е. А. Васильева. Труды исторического факультета СПбГУ, 2011.
  128. 1 2 Викторин В. М. Тюркские переселенческо-служилые группы на Южном Урале в XVIII−нач. XX веков: нагайбаки (низовые и верховые) и ногайские татары (салтанаульцы и кондуровцы) (недоступная ссылка) // «Панорама Евразии», 2008. — № 3(3).
  129. 1 2 Демоскоп
  130. 1 2 «АСТРАХАНЬГАЗПРОМ» в судьбах ногайцев-карагашей Астраханской области. Ж. Х. Скрыльникова. Архивная копия от 19 июня 2015 на Wayback Machine Этнографическое обозрение № 3, 2008
  131. База микроданных Всероссийской переписи населения 2002 года (недоступная ссылка). Дата обращения 28 февраля 2013. Архивировано 12 июля 2019 года.
  132. Шугаипов Р. А. Деятельность Областного методического центра народной культуры и ногайских общественных организаций по сохранению и развитию нематериального культурного наследия астраханских ногайцев в современных условиях // Сохранение культурного наследия и проблемы фальсификации истории. Материалы всероссийской молодёжной конференции в рамках фестиваля науки (Астрахань, 19−21 сентября 2012). В 2-х томах. Т. 1. / Под ред. проф. А. П. Романовой — Астрахань: АГУ, 2012.
  133. Межнациональные отношения в Турции
  134. Материалы по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Выпуск IV: Антропология ногайцев. — ИА РАН. М.: Памятники исторической мысли. Ч.II. Антропология современных ногайцев
  135. Комаров С. Г. , Чхаидзе В. Н. , Ногайцы Восточного Приазовья по данным краниологии, Вестник Челябинского государственного университета. Сер.: история, Издательство Челябинского государственного университета, Челябинск, 2013, 12, 17 — 27
  136. Комаров С. Г. , Население Букеевской степи в эпоху Золотой Орды по данным краниологии, Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований, 2014, 4, 45 — 57- Русский
  137. Комаров С. Г., Ногайцы степного Предкавказья по данным краниологии, Вестник антропологии, ИЭА РАН, Москва, 2014, 3, 78 — 88
  138. Панорама народов на фоне Европы. Обрамление Европы (серия VI)
  139. «There are exceptions, like the Balkars, Kumyks, and Nogais in Northern Caucasus, who showed either earlier dates of admixture (8th century) or much later admixture between the 15th century (Kumyks) and 17th century (Nogais)» см. The Genetic Legacy of the Expansion of Turkic-Speaking Nomads across Eurasia. Bayazit Yunusbayev, Mait Metspalu, Ene Metspalu, Albert Valeev, Sergei Litvinov, Ruslan Valiev, Vita Akhmetova, Elena Balanovska, Oleg Balanovsky, Shahlo Turdikulova, Dilbar Dalimova, Pagbajabyn Nymadawa, Ardeshir Bahmanimehr, Hovhannes Sahakyan, Kristiina Tambets, Sardana Fedorova, Nikolay Barashkov, Irina Khidiyatova, Evelin Mihailov, Rita Khusainova, Larisa Damba, Miroslava Derenko, Boris Malyarchuk, Ludmila Osipova, Mikhail Voevoda, Levon Yepiskoposyan, Toomas Kivisild, Elza Khusnutdinova, Richard Villems. Published: April 21, 2015
  140. Бентковский И. Обзор коневодства на Северном Кавказе. // СГВ, № 6-7, 1878.
  141. Л. М. Коздоков. Заметка о кавказском коневодстве. Газ.'«Терские ведомости», № 10, 1869
  142. Караногай, страна кочевников и патриархального быта., лл. 93—94.
  143. А. Павлова «О ногайцах, кочующих по Кизлярской степи» С.10 (СПб.1842).
  144. Фарфоровский С. В., Ногайцы Ставропольской губернии. Историко-этнографический очерк, Тифлис, 1909. С.9
  145. Лакоза И. И. Верблюдоводство.- М.: Сельхозгиз.- 1953; Терентьев С. М. Верблюд и уход за ним.- М.: Сельхозгиз, 1950
  146. http://miris.eurac.edu/mugs2/do/blob.pdf?serial=1151592731479&type=pdf Титульные этносы Российской Федерации. Аналитический справочник
  147. Стрейс, 1935. С. 196
  148. Гаджиева С. Ш. Материальная культура Ногайцев в 19 начале 20 века — М.: Наука, 1976. — 227 c.
  149. «Охота на Кавказе» : Очерк / Н. Н. Толстой .— 1857.]
  150. Schlatter, 1836. S. 216
  151. http://lib7.com/kavkaz/1114-nogaicu-ocherk.htmlНогайцы (недоступная ссылка): характеристика, хозяйство до революции. Этнография — Народы Кавказа
  152. http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Krym/XV/PDS_1/21-40/35.htm 1492, июня 27. Грамоты к великому князю Ивану Васильевичу из Крыма/Д. Крымские, № 1, стр. 306—323
  153. Гмелин, 1777. С. 176
  154. Георги, 1796. С. 43
  155. Сергеев, 1913. С. 187, 193
  156. http://www.runivers.ru/bookreader/book58687/#page/1/mode/1up Полное собрание учёных путешествий по России, издаваемое Императорскою академиею наук. Т. 6 (Записки путешествий академика Фалька). СПб., 1824.
  157. Национальная одежда // Noghay.Ru
  158. «Таким образом, ногайский къаптал и северокавказский кафтанчик совпадают не только по принципу конструкции, но и по утилитарным функциям. Очевидно, что это совпадение основано на общем кыпчакском источнике происхождения этого вида одежды». Доде Звездана Владимировна. Костюм населения. Северного Кавказа VII—XVII веков. (Реконструкция этносоциальной истории) / М.: ИА РАН, 2007.
  159. Традиционная одежда и форма терских, кубанских казаков
  160. Приоритеты ногайской пищи. Барият Алимова, вед.научный сотрудник ИИАЭ ДНЦ РАН, доктор истор.наук, журнал «Возрождение», № 9, 2006 г.
  161. Керейтов, P. X.. Ногайцы. Особенности этнической истории и бытовой культуры : монография /науч. ред. Ю. Ю. Клычников ; Карачаево-Черкесский институт гуманитарных исследований. — Ставрополь : Сервисшкола, 2009. С. 225
  162. Неразик Е. Е. Сельское жилище в Хорезме (I—XIV вв.). Археолого-этнографические очерки. М., 1976. С. 190
  163. Шенников А. А. Червленый Яр. Исследование по истории и географии Среднего Подонья в XIV—XVI вв. — Л., 1987. С.67
  164. Керейтов, Рамазан Хусинович. Общетюркские элементы в этнической истории и бытовой культуре ногайцев : автореферат дис. … доктора исторических наук : 07.00.07 / М.: ИЭА РАН, 2002.
  165. Фалев Павел Александрович
  166. Эдиге : Ногайская эпическая поэма / под ред. Н. Х. Суюновой; Карачаево-Черкесский институт гуманитарных исследований при Правительстве КЧР. — М.: Наука, 2016.
  167. http://www.runivers.com/bookreader/book435886/#page/78/mode/1up Ногайцы в русской истории. С. В. Фарфоровский // Русский архив. Историко-литературный сборник, 1914.
  168. Карамзин Н. М. История государства Российского. Собр.соч. — СПб., 1819. -Т.8.- С.20-21
  169. http://feb-web.ru/feb/ivl/vl3/vl3-5862.htm Мелетинский Е. М. Кипчакский эпос о ногайских богатырях // История всемирной литературы: В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1983—1994. — На титл. л. изд.: История всемирной литературы: в 9 т. Т. 3. — 1985. — С. 586—587.

См. также

Литература

Ссылки