Реконструкция Сплитского порта

Гавань Сплита (наши дни)

Реконструкция Сплитского порта — перестройка морского порта в городе Сплит (ныне Хорватия), произведенная в 1580-1592 годах по проекту коммерсанта из Португалии Даниэля Родригеса на средства Венецианской республики. Имела целью подорвать конкурирующую торговлю Дубровницкой республики с Османской империей и перенаправить потоки боснийских товаров вместо гавани Дубровника в гавань Сплита, подвластного на тот момент Венеции. Своим результатом имела долговременный подъем Сплита и превращение его в один из важнейших городов Далмации и вообще Адриатики.

Предыстория

 
Гавань Дубровника

В конце XVI века торговля Дубровницкой республики испытывала воздействие ряда негативных факторов. На имевший первостепенное значение для Дубровника турецкий рынок настойчиво рвались и старые, и новые конкуренты. Англичане основали в Стамбуле собственную компанию, в ионические и эгейские порты все чаще прибывали французские суда. Дубровчане очевидно теряли монополию на торговлю в портах Османской империи. И в этих условиях особенно заметной становится роль Венецианской республики.

Венеция с явным недоброжелательством наблюдала за торговыми успехами своих бывших подданных. Когда же Дубровницкая республика заручилась в Стамбуле и торговыми привилегиями, недоброжелательство стало принимать всё более резкую форму. Для венецианцев было очень важно сохранить турецкий рынок исключительно для себя. Однако оттеснить Дубровник им не удавалось. Поэтому они боролись с дубровчанами не только на море, но и при дворах европейских монархов и в общественном мнении всей Европы.

Политическая ситуация

Венеция всеми силами старалась очернить конкурента: дубровчане были объявлены изменниками делу христианства и пособниками мусульман, в то время как венецианцы представлялись, наоборот, неутомимыми борцами с Османской империей.

При европейских (особенно итальянских княжеских) дворах венецианцы неустанно интриговали против Дубровника, а на море их военные корабли представляли для дубровчан постоянную угрозу. Однако здесь Венеции нужно было проявлять осторожность: сенат Дубровницкой республики был готов в любой момент пожаловаться папе римскому и нередко делал это. Римские папы же не только видели в Дубровнике выдвинутый на восток форпост католицизма и солидного вкладчика денег в римские банки, но и были заинтересованы в торговле своего государства с дубровчанами через порт Анконы. Однако иногда венецианцы переходили от угроз к делу – например, в дни начала Кипрской войны (1570-1573), когда в Венецианской республике возникла идея захватить Дубровник силой оружия.

Но главные битвы между республиками-соперницами разразились не под крепостными стенами и не на море, а в городах Далмации. Эти города когда-то были преуспевающими торговыми центрами, но войдя в начале XV века в состав венецианского государства, оказались в состоянии экономической стагнации. Торговля была обложена высокими пошлинами, крупные суда всё реже заходили в их порты, оставив на долю горожан прибрежное плавание. Застой в торговле постепенно поразил все стороны городской жизни - все слои общества, не исключая аристократии, начали беднеть. Коммунами внутри городских стен овладела апатия, предприимчивость и торговые навыки были забыты. Уменьшился флот, в запустение пришли гавани и портовые сооружения, жизнь постепенно уходила из городов.

Проект реконструкции

 
Дож Паскуале Чиконья

В этих условиях в конце XVI века возник смелый план перестройки всей торговли с Османской империей. Автором его был португальский купец еврейского происхождения, Даниэль Родригес. Он служил венецианским консулом в нескольких адриатических портах, был откупщиком соли, подолгу жил в Дубровнике, Скопье, Сараеве. Везде у него были налажены коммерческие связи и конъюнктуру балканского рынка он знал досконально. Ещё задолго до Кипрской войны Даниэль Родригес высказал мысль о том, что самым удобным портом для вывоза боснийских товаров в Венецию является не далекий Дубровник, а близкий Сплит. Здесь, писал Родригес венецианскому сенату, следует создать удобную гавань, и тогда «сплитская округа станет одним широким руслом, через которое будут сливаться все богатства Леванта, и они все пойдут в ваш город».

План этот сначала не встретил поддержки ни в Сплите, ни в Венеции. За полтора столетия пребывания под венецианским господством сплитские нобили отвыкли от деловой активности, а сенат Венецианской республики страшился предстоящих расходов. А они должны были быть немалыми, ведь Родригес предложил сперва перестроить весь морской порт Сплита. И лишь после десятилетних уговоров Венеция согласилась на это предложение, но с условием, что перестройку Родригес произведет за свой счет. Только в 1588 году, при доже Паскуале Чиконья, венецианцы начали сами финансировать строительство.

Работы начались в 1580 году. Развернулись расчистка гавани, сооружение мола и причала, возведение складских помещений, постоялых дворов и карантина, подвалы дворца Диоклетиана были приспособлены под склады. В 1592 году новый сплитский порт, «scala» («причал»), был готов.

Начало работы нового порта

 
Венецианский золотой дукат (1382 год)

То, что случилось потом, превзошло самые смелые ожидания. Все предсказания Даниэля Родригеса блистательно подтвердились. Товары, скопившиеся на боснийских рынках, хлынули в сплитскую гавань. На практике выяснилось, что из Сараева и Баня-Луки можно значительно быстрее и дешевле добраться до Сплита, чем до Дубровника.

Сплит не только оказался близок к боснийским городам. Путь к нему был безопаснее — он пролегал по караванным дорогам, свободным от нападений ускоков, — венецианские власти за этим строго следили. Кроме того, Венеция обеспечила всем, кто вёз боснийские товары, безопасный доступ на лагуны, и всё это именовалось «porto franco» – Сплит был объявлен «свободным портом».

Реконструированный порт настолько привлекал купцов, что они не считались даже с дороговизной здешнего извоза. Из внутренних областей Балканского полуострова в обмен на вино, соль, рис и мыло пошел поток грубых сукон, шерсти, кож, воска и сыра. Всё, что было вложено в проект, окупилось очень быстро: реконструкция порта обошлась всего в 9 тысяч дукатов, а приносить он стал до 200 тысяч дукатов в год.

Результаты реконструкции

 
Гавань Сплита (1910 год)

По дубровницкой торговле был нанесен тяжелый удар. Уже в первые годы XVII века экспорт из Сплита равнялся совокупному экспорту из Дубровника и Неретвы. В 1605 году сплитский экспорт составлял 12,6 % всей венецианской торговли, а в 1626 году — уже 25 %. Только с 1636 по 1638 годы через сплитский порт прошло более 100 тысяч тонн балканских товаров.

Турецкие власти энергично способствовали этой торговле. Ведь, хотя Дубровник и считался вассалом Османской империи, при султанском дворе у Дубровницкой республики всегда было много недоброжелателей, недовольных почти монопольным положением дубровчан во внешней торговле. Поэтому по приказу из Стамбула прокладывались дороги, ведущие к Сплиту из Сараева, Софии, Скопье, а также из областей, прежде вообще не имевших никакой связи со Сплитом.

Для Дубровника положение становилось явно катастрофическим, Сплит выигрывал состязание — он грозил перетянуть к себе почти весь балканский экспорт. Соперничество двух портов продлилось ещё несколько десятилетий. Оно было приостановлено эпидемией чумы в 1630 году, а полностью прекратилось после Кандийской войны (16451669). Таким образом, XVI век закончился для Дубровника при самых неблагоприятных предзнаменованиях.

А для Сплита, наоборот, реконструкция порта стала мощным импульсом к возрождению его былого величия. Более он уже своего значения не терял. И доныне Сплит является вторым по величине городом Хорватии после Загреба и самым крупным городом Далмации. Сплитский морской порт на сегодняшний день — один из крупнейших портов Адриатического моря.

Литература

  • Фрейденберг М. М. Дубровник и Османская империя. — Москва: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1989. — 303 с. — 8200 экз. — ISBN 5-02-016453-4.