Холокост на Украине

Холокост на Украине — систематическое преследование и истребление еврейского населения[1][2] Украины немецкими нацистами, их союзниками и коллаборационистами в 19411944 годах в рамках политики «окончательного решения еврейского вопроса».

На территории Украины было уничтожено наибольшее количество евреев из граждан Советского Союза — примерно половина всех жертв Холокоста, являвшихся на момент начала Великой Отечественной войны гражданами СССР[2]. Только в Бабьем Яре, согласно отчету зондеркоманды-4а, был расстрелян 33.771 еврей. Как оценили украинские исследователи, всего в Бабьем Яре погибло около 150.000 евреев, включая жителей других украинских городов и беженцев.[3]. По другим данным, 850 000—900 000 евреев, которые жили на территории современной Украины[4][5]. Общее количество убитых украинских евреев (с учётом убитых в плену и эвакуации на территории оккупированной России) А. И. Кругловым и Д. Полем оценивается в 1,5—1,6 млн человек[6][7], то есть каждая четвертая жертва Холокоста проживала на территории современной Украины. Важным фактором, влиявшим на уничтожение такого большого количества евреев, было участие части местного населения, в том числе организаций украинских националистов[2].

Содержание

Евреи на Украине в начале Второй мировой войны

После начала Второй мировой войны и присоединения к СССР части территории Польши численность еврейского населения УССР возросла до 2,35 млн человек, что составляло 6 % от национального состава Украины.[8]

К июню же 1941 года на территории нынешней Украины, по современным научным данным проживало самое большое количество евреев на то время в Европе и второе в мире (после США) — примерно 2,7-2,8 млн[9][10].

Предпосылки Антиеврейского Насилия на Западной Украине

Вспышке антиеврейского насилия на Западной Украине предшествовал целый ряд роковых факторов, обусловленных неблагоприятными социо-историческими реалиями конца 1930-х годов в регионе. В те годы Западная Украина представляла из себя регион, где переплелись украинская, польская, русинская, немецкая и еврейская (в своем восточноевропейском варианте) культуры[11]. Из-за нестабильного геополитического фона, обусловленного распадом континентальных европейских империй, социальная обстановка в регионе оставалась напряженной с конца 1910-х. Свою роль в дальнейшей дестабилизации региона сыграло советское наступление и оккупация 1939-го года с последующим отступлением обратно на восток. После оккупации Западной Украины, советы сразу перешли к внедрению марксистской идеологии и реализации юридической практики СССР, в том виде, в котором они существовали в сталинские времена (включая полномасштабное применение репрессивных мер против врагов народа и антирелигиозную риторику). В результате, традиционное положение еврейского населения на Западной Украине пошатнулось, с одной стороны, евреи в один час столкнулись с репрессивной политикой по отношению к их религиозной практике и традициям. С другой стороны, были сняты социальные ограничения, наложенные предыдущими администрациями по отношению к еврейскому населению (включая запрет на поступление на государственную службу). Повсеместная политизация и радикализации гражданского общества Западной Украины происходила в переломный момент перед началом большого конфликта идеологий (в рамках Второй Мировой Войны). В рамках волатильной внешнеполитической обстановки и радикализации региона в конце 1930-х, большинству евреев импонировала леворадикальная риторика советов в противовес враждебной для евреев риторике восточно-европейского этно-национализма и немецкого национал-социализма. Ко всему прочему, авторитарная советская система тех лет парадоксальным образом породила благоприятные условия для полноценной адаптации еврейского населения в социо-экономическую жизнь региона поскольку советизация автоматически отменила недопущение граждан иудейского вероисповедания на официальные должности[12]. Таким образом, еврейское население (люди по большей части имевшие образование) представляло из себя подходящую социальную группу, на которую опиралась кадровая политика советов при вербовке на госслужбу на Западной Украине. При этом польская интеллигенция и буржуазия, а также националистически настроенные украинцы, все подвергались репрессиям, и зачастую физически уничтожались. Некоторые современные исследователи и историки (в частности Богдан Мусяв) считают этот фактор ключевым[13], таким образом, возлагая вину в цепочке последующего антисемитского геноцида на СССР.

Можно принимать вышеуказанную точку зрения или нет, но факт остается фактом – катализатором насилия по отношению к еврейскому населению послужило сочетание двух факторов. Первый – массовые убийства политических заключенных в тюрьмах НКВД при отступлении Советской армии из Западной Украины на восток, и слепая вера местного населения в связь между евреями и НКВД. Согласно докладу командира Айнзатцгруппы-С «Украинское движение независимости было жестоко подавлено советами, 3 000 людей расстреляны, тюрьмы горят, лишь 20% украинской интеллигенции пережили советскую оккупацию» (кем бы ни была украинская интеллигенция с точки зрения нацистов)[14]. Согласно гауптшафтфюреру СС Феликсу Ландау, 800 человек были убиты в тюрьмах НКВД в тот период. По показаниям выживших (и нелояльных советам) западных украинцев, доложивших о положении вещей Айнзатцгруппе-С во время советской оккупации, евреи сыграли ключевую роль в арестах и уничтожении украинских националистов в те годы. После обнаружения тел в тюрьмах НКВД, не тратя время на доказательства вины отдельных лиц или социальных групп, украинские националисты сразу перешли к активным репрессивным действиям, возложив вину за зверства НКВД на еврейское население. По воспоминаниям Анны Дихтер[15], пережившей те годы, Евреев заставляли мыть, убирать и готовить к погребению тела убитых НКВД националистов и украинских активистов[16]. К тому же, евреям приписывалась вина в большом голоде 1932-1933 годов, который произошел на Украине в результате насильственной коллективизации, проведенной НКВД. Даже принимая во внимание дикий для современной юридической практики принцип коллективной ответственности  этноса (или конфессиональной группы) за деятельность отдельных его представителей, вряд ли еврейское население заслуживало такой расплаты за деятельность НКВД. В те годы, общее число евреев в НКВД не превышало несколько процентов, а советская милиция, действовавшая на территории Западной Украины, была в основном составлена восточными украинцами и этническими русскими[17]. Ко всему прочему, евреям вменяли в вину ключевую роль в «русификации» и «полонизации» Западной Украины в 1981-1921 годы, когда на Западной Украине разгорелась борьба между украинскими националистами и большевиками.

Местное украинское население слепо проецировало самые болезненные проблемы региона на одну этно-конфессиональную группу во времена политической нестабильности и радикализации гражданских масс. Другими словами, все беды, которые терпел украинский народ на Западной Украине в последние годы (борьба против большевиков в 1918-1921 годы, действия иностранных оккупантов на Западной Украине, драконовские законы неукраинских властей на территории региона по отношению к украинцам, репрессии против лидеров национальных украинских движений, такие как убийство Петлюры), все они приписывались евреям от мала до велика в рамках крупнейшей (по мнению украинских националистов) угрозы украинской независимости – Большевико-Московитского империализма. Эта точка зрения активно подогревалась украинской национальной прессой (Сурма, Сiчь, Львовские Вести, Краковские Вести), националистическими организациями, вовлеченными в антисемитские и антипольские погромы (ОУН-Б, Полесская Сечь, движение Степана Бандеры) и распространялась с помощью средств распространения информации тех времен (как например львовская радиостанция, которая передавала сообщение 30 июня 1941-го года, что «Вы приветствовали Сталина цветами, мы сложим Ваши головы к ногам Гитлера в качества его приветствия»[18]. Как только обвинения в сторону еврейского населения зазвучали в полную силу и получили поддержку официальных властей региона во время немецкой оккупации, современный антисемитизм 20-века тут же наложился на классические антисемитские суеверия, сохранившиеся в Европе со времен Средних Веков. Во время нацистской оккупации, антиеврейская пропаганда на Западной Украине рисовала евреев как убийц Христа, носителей опасных болезней и распространителей эпидемий, таким образом, разжигая антисемитскую истерию до невиданных до этого для региона масштабов. В числе злокачественных факторов появления антисемитского насилия на Западной Украине можно также назвать экономический кризис Галиции 1930-х годов, когда обнищавшие украинские крестьяне были вынуждены продавать свое имущество еврейским скупщикам чтобы выжить, сегрегационная политика Польши в 1930-ые годы в регионе, которая, согласно историку Франку Гольчевскому сделала из евреев социально изолированную группу, а так же богатая история сотрудничества украинцев с немецко-язычными властями в Галиции, обеспечившая фундамент билатерального взаимодействия немецких властей региона с местными активистами, националистическими организациями и простыми погромщиками.

Альтернативная точка зрения утверждает, что антисемитское насилие в Западной Украине 1941-го года является следствием отсутствие сильного государственного контроля в регионе, так как Западная Украина представляла из себя в те времена окраину новой Нацистской Империи, которая испытывала огромные проблемы с элементарным административным управлением. С этно-конфессиональной точки зрения, регион был частью несуществующей тогда на политической карте, Украины (украиноязычные жители, в большинстве своем принадлежащие к греко-католической вере). При этом украинские националистические организации были не способны трансформироваться в движущую силу украинской государственности по причине банальной слабости по сравнением со всеми региональными силами, претендовавшими на Западную Украину в 1920-1940-ые годы. Кроме того, украинские националисты получили широкую поддержку населения в Западной Украине и Закарпатье, в то время как для остальных исторических регионов Украины они оставались маргинальной геополитической силой с низким кредитом доверия со стороны местного населения. Таким образом, оба претендента на реализацию государственных проектов (Третий Рейх и Независимая Украина) на территории Западной Украины были не способны обеспечить её жителей фундаментальными условиями для нормального существования. При этом, и Третий Рейх, и украинские националисты (ОУН-Б и УПА) использовали антисемитизм как историческое обоснования реализации своих политико-государственных проектов на территории региона[19] [20]. Дополнительную сумятицу в осложнившуюся ситуацию внесло включение Третьим Рейхом Галиции в состав Польши (де-юре), что вызвало серьезные дополнительные волнения на Западной Украине. Идея включения Галиции (исторически украинского региона и колыбели высококультурного украинского наследия с точки зрения украинцев) категорически противоречила проекту украинских националистов об Единой и Независимой Украине, что вылилось в их противоречия с Третьим Рейхом ближе к концу Второй Мировой.

Нападение Германии на СССР и оккупация территории Украины

22 июня 1941 года Германия напала на СССР и за пару месяцев захватила бо́льшую часть территории Украины. В 1942 году была оккупирована вся Украина. Многие евреи западной Украины не успели эвакуироваться[21].

Территория Украинской СССР была разделена на зоны оккупации. В рейхскомиссариат «Украина» входили: Ровенская, Волынская, Каменец-Подольская, Житомирская, Киевская, Полтавская области, северные районы Винницкой области, Николаевская (без западных районов), Кировоградская области, левобережные районы современных Херсонской и Запорожской областей, Днепропетровская и часть Запорожской областей. В дистрикт «Галиция», который был присоединен к генерал-губернаторству «Польша», вошли: Львовская, Станиславская, Дрогобычская области и большая часть территории Тернопольской области. Была также образована административная единица Транснистрия, переданная под румынское управление. В её состав вошли Молдавия и некоторые области Украины: Одесская, западные районы Запорожской, а также части Винницкой и Николаевской области. Вся территория восточнее Днепра в 1941—1942 годах находилась под юрисдикцией военной администрации немцев[21].

На Западной Украине, как отмечает профессор Парижского университета Дельфин Бештель, погромы произошли практически в каждом городе и деревне Галиции[22]. Погромы отличались крайней жестокостью, евреев повсюду убивали хозяйственными инструментами — топорами, серпами и т. п. Иногда убивали только мужчин, но иногда также женщин, стариков и детей. Волны насилия прокатились в конце июня и в течение июля, иногда даже до вступления немецких войск, в половине случаев немцы даже в них не участвовали. Погромы часто проходили, когда обнаруживались трупы заключённых в местных тюрьмах НКВД, но не всегда: опорные пункты чекистов были только в половине городов и совсем их не было в далёких деревнях[22]. Евреев в таких случаях заставляли эксгумировать трупы, иногда их вынуждали лизать трупы и пить воду, которой обмывали мёртвые тела. Затем их забивали до смерти и закапывали в тех же ямах. Большинство погромов проходило при участии украинских элит (священников, юристов, фармацевтов, студентов). В погромах принимали участие прибывшие с вермахтом походные группы ОУН и сформированные отряды украинских националистов[22].

Политика оккупационных властей в отношении евреев

 
Карта Холокоста на Украине
 
Евреи копают могилы, г. Зборов Тернопольской области, 4 июля 1941 года

Первыми шагами немцев было выявление и отделение евреев от местного населения. Евреев обязывали носить нашитую на одежду «звезду Давида» жёлтого цвета. На них налагались большие налоги и штрафы. В населённых пунктах с большим процентом еврейского населения для его изолированного проживания создавались гетто, которые, наряду со специальными трудовыми лагерями (нем. Judenlager), служили как местом экономической эксплуатации евреев, так и местом их концентрации перед уничтожением.[23] На оккупированной нацистами территории Украины существовало 50 гетто и около 200 концлагерей.[24]

Можно выделить два этапа Холокоста на Украине:

  • 22 июня — начало августа 1941 года.
В этот период уничтожались в основном евреи-мужчины и представители интеллигенции. Произошли погромы в ряде городов Западной Украины в ходе которых погибло 25-30 тыс. евреев.
  • Вторая половина августа 1941 — осень 1944 года.
В этот период — массовые убийства евреев, в том числе женщин, детей и стариков. Массовые казни в Бабьем Яру, депортация и уничтожение евреев на Западной Украине. Около 70 тыс. евреев было уничтожено на территории румынской зоны оккупации: Транснистрии.[25]

К настоящему времени известно более чем о 300 местах массовых казней евреев.[24]

Исполнители

 
Казнь айнзатцгруппой киевских евреев в 1942 году в районе Ивангорода

Задача уничтожения «врагов рейха» — евреев, коммунистов, асоциальных элементов, цыган возлагалось на специальные подразделения службы безопасности нацистской Германии: айнзатцгруппы (нем. Einsatzgruppen der Sicherheitspolizei und des SD). На украинской территории действовали айнзацгруппы «С» и «D».

  • Айнзатцгруппа «С»

Действовала в составе группы армий Юг на Северной и Центральной Украине. Продвигалась от Львова, через Житомир, Киев в направлении Харькова. На её счету более 118 тыс. жертв.

  • Айнзатцгруппа «D»

Действовала в тылу 11-й армии на Южной Украине, в Крыму, на Волыне. На её счету около 90 тыс. жертв.[26]

Около 300 тысяч убитых евреев на счету подразделений находившихся под командованием «высшего руководителя СС и полиции на Юге России» обергруппенфюрера СС Фридриха Еккельна. Это, прежде всего, полк полиции «Юг», в состав которого входили 45-й, 303-й и 314-й батальоны полиции. Кроме того, 304-й и 320-й полицейские батальоны и Первая пехотная бригада СС.[27]

С конца июня по осень 1941 года на территориях Западной Украины и Западной Белоруссии действовала «айнзатцгруппа особого назначения» (нем. Einsatzgruppe zur besonderen Verwendung), в составе трех айнзатцкомманд, предназначенная для поддержки айнзатцгрупп «С» и «В». За время своего существования этим подразделением было уничтожено около 20 тыс. человек, преимущественно евреев.

Также в расстрелах пленных евреев-красноармейцев участвовали подразделения немецкой армии.[28]

Роль Украинских Националистов и рядовых украинцев в Холокосте на Украине

Поиск виновных в геноциде был долгое время осложнен отсутствием консолидированной точки зрения о степени координации немецких оккупантов с рядовыми украинцами, а также украинскими националистическими организациями. Данный вопрос долгое время вызывал бурные дискуссии в рамках обсуждения Холокоста в Западной Украине и представлялся историкам «минным полем для обсуждения»[29]. После публикации книги профессора Нью-Йоркского университета Яна Т. Гросса под названием "Соседи" (Neighbors) в 2002 году[30], а также публикации нескольких исследований на эту тему в крупных научных журналах в последние годы[31] [32] [33] [34] , ситуация кардинально поменялась. Сейчас существует множество доказательств координации между Третьим Рейхом и украинскими националистами (а также рядовыми погромщиками).

Самым ярким примером является сосуществование идеологий независимой Украины в рамках дискурса ОУН-Б, который до 1943-го года полностью согласовался и во многом отражал идеологию нацистской Германии (изменения в ОУН-Б пришли только после Августа 1943-го, когда организация стала проповедовать гражданский национализм и элементы демократии). Совместные действия немецких оккупационных войск и украинских военных образований не оставляют сомнений в степени координации между нацистской Германией и украинскими националистами. По мнению ряда историков (включая Виталия Масловского и Джона А. Армстронга), украинские националисты, в частности будущий руководитель УПА Роман Шухевич — причастны к убийствам и репрессиям против еврейского и польского населения во Львове, которые начались сразу же после вступления в город батальона «Нахтигаль»[35]. В ряде работ указывается, что немецкой пропагандой были использованы расстрелы заключённых работниками НКВД в львовских тюрьмах для поднятия антисемитских настроений и инициирован погром, и он начался после вступления немецких оккупационных войск во Львов, когда часть его жителей, которая откликнулась на подстрекательства немецкой пропаганды, 2 июля 1941 года учинила погром еврейского населения, в ходе которого погибло около четырёх тысяч человек. Согласно докладу айнзацгруппы, после отхода советских войск во Львове местные жители согнали 1000 евреев в тюрьму НКВД, затем большую их часть убила украинская милиция, которая была организована ОУН, однако состояла не только из членов ОУН[36]. Немецкий историк Дитер Поль считает, что члены батальона «Нахтигаль» принимали участие в расправе над евреями в тюрьме Бригидки[37]. Тем не менее, оконачательная причастность «Нахтигаля» к событиям во Львове в начале июля 1941 года, в настоящее время остаётся дискуссионным вопросом. По данным историка Джона-Пола Химки, основными виновниками еврейского погрома была всё же милиция ОУН, а из «Нахтигаля» могли участвовать, разве что, отдельные солдаты[38]. Необходимо также отметить, что обвинения в адрес военнослужащих «Нахтигаля» были выдвинуты только в 1959 году в связи с процессом против Теодора Оберлендера, бывшего офицера этого батальона. Суд в ГДР осудил его заочно к пожизненному заключению. Но суд, прошедший в ФРГ, не нашёл доказательств преступлений Оберлендера и «Нахтигаля». Не говорилось о военных преступлениях «Нахтигаля» и на Нюрнбергском процессе[39]. Также можно отметить, что в уголовных делах на задержанных солдат «Нахтигаля», занимавших позже командные должности в УПА, следствие по которым проходило в 1944−1946 годах, нет упоминаний про участие батальона «Нахтигаль» в военных преступлениях[40].

В целом, есть основания полагать, что высший состав Третьего Рейха был очень доволен результатами немецко-украинского коллаборационизма в начале Второй Мировой, в частности, рейхсляйтер Ганс Михаэль Франк отмечал что «Поляки должны понять, что у них нет выбора кроме как быть преданными нам, а украинцы уже доказали свою верность»[16]. Со стороны лидеров украинского националистического движения немецкая политика геноцида полностью разделялась (стоит отметить заявления Ярослава Стецко, что он «полностью поддерживает уничтожение евреев и заимствование немецких методов для уничтожения еврейства на Украине»), несмотря на неловкие попытки откреститься и переложить всю вину за геноцид евреев на нацистское руководство уже после 1945-го года[41]. Эти попытки ссылаются на так называемую "смену" политики ОУН по отношению к евреям осенью 1942 г (после того как большая часть зверств против евреев была уже совершена в 1941-м году). По решению І Военной Конференции ОУН, состоявшейся в октябре 1942 г., евреев не следовало уничтожать, но нужно было «выселить их из Украины, дав им возможность кое-что вывезти из своего имущества». С ними, по мнению лидеров ОУН, необходимо было считаться из-за их сильного влияния в Англии и Америке[42]. Однако подобное отношение не распространялось на военнопленных «политруков и евреев», которых приказывалось «уничтожать»[43]. Полное согласие с политикой немецких властей по отношению к евреям демонстрировали и некоторые влиятельные публичные фигуры на западной Украине тех лет, как например, Доктор Михайло Лещинский, который оправдывал зверства против евреев на Западной Украине как наказание за нейтралитет евреев в польско-украинской борьбе во Львове[44]. Множество выживших (воспоминания Самуэля Гольфарда, Люсии Раубфогель[45] и Джозефа Липмана[46]) отмечали ключевую роль украинских погромщиков при молчаливом согласии немецких властей, которые предоставили украинским националистам самим «отомстить» евреям за все «мучения украинского народа», что бы ни имелось в виду под этим термином[16]. Ужасающие масштабы зверств против еврейского населения в первые дни перед немецким вторжением объясняются развитой сетью горизонтальных (между местечковыми лидерами организации) и вертикальных (с немецким командованием) контактов ОУН на территории Западной Украины. Согласно историку Тимоти Снайдеру имело место участие местного населения в идентификации евреев (т.е. яркий случай коллаборационизма) и фактическая «сдача» еврейского населения в руки немецких жандармов. Кроме того, украинскую милицию широко использовали в целях обеспечения охраны территорий гетто. В целом, хронологическое совпадение массовых расстрелов евреев (со стороны немцев) и погромов (со стороны местного населения) говорит о целенаправленной политике тогдашней немецкой администрации при общей радикализации высших кругов управления Третьего Рейха. При этом, практически невозможно полностью отследить хронологию принятия окончательного решения и последствий каждого погрома или серии убийств евреев на Западной Украине. Другими словами, сложно понять какие из этих погромов были напрямую координировались немцами, а какие произошли в результате вышеупомянутых злокачественных социо-политических условий для еврейского населения (доказательство существования таких погромов – взрыв насилия в некоторых западноукраинских населенных пунктах до прихода немцев, например во Львове согласно воспоминаниям Эльяху Джонса[47]). Таким образом, в каждом отдельном случае, толчком к взрыву локальной антисемитской жестокости служили различные факторы, при этом роль немцев и организованных украинских националистических организаций была ключевой в городах, а в деревнях и сельской местности, инициаторами убийств были местные погромщики.

В то же время, немецкие оккупационные власти отмечали «неконтролируемую» природу погромщиков, вовлеченных в зверства. Ситуация доходила до абсурда, где немецкие власти жаловались, что криминальные действия погромщиков только отдаляют окончательное решение еврейского вопроса (согласно отчету Айнзатцгруппы-С от Июля 1941 года). Что интересно, зверства по отношению к польскому населению отличались такой жестокостью, что даже местные украинские крестьяне, не участвовавшие в погромах, окрестили украинских националистов и погромщиков «большевистской ордой»[48]. Общая атмосфера ненависти по отношению к еврейскому населению и сложившиеся злокачественные условия для широкомасштабного геноцида не отменяют факта, что не только простые украинцы[49], но и участники украинских националистических организаций щадили или даже укрывали знакомых евреев. История сохранила несколько доказательств таких случаев с участием членов ОУН[50] и бандеровцев[51], но чаще всего такие случаи происходили при участии и покровительстве клерикалов греко-католической церкви (самый яркий случай - деятельность священника по имени Емельян Ковч).

Другой дискуссионной темой в историографии является участие Буковинского куреня, вооружённого формирования, подчинённого мельниковскому крылу ОУН в расстреле евреев в Бабьем Яре в сентябре 1941 г. Существуют разные мнения относительно того, принимал ли участие курень Петра Войновского в расстреле евреев. Долгое время считалось, что бойцы Буковинского куреня принимали участие в расстреле евреев в Бабьем Яре. Но в последнее время появились работы, опровергающие это, указывая на то, что на момент начала расстрелов, курень в Киеве отсутствовал[52]. Однако достоверно известно, что при выступлении куреня из Буковины для демонстрации своего доброго отношения к Германии руководством ОУН Буковины во главе с Войновским после отступления советских войск была организована серия еврейских погромов. Только в селе Милиеве 5 июля было уничтожено 120 человек. Подобные расправы над евреями были учинены ещё как минимум в 6 селах[53].

Массовые репрессивные действия нацистских властей, развёрнутые против националистов в начале осени 1941 года в буквальном смысле слова вынудили перейти ОУН на антинемецкие позиции. Однако на крайне негативное отношение бандеровцев к евреям это не повлияло. Согласно немецким документам, новый лозунг националистов, датируемый осенью 1941 года, звучал так: «Да здравствует независимая Украина без евреев, поляков и немцев. Поляки за Сан, немцы в Берлин, евреи на крюк!»[54]. Весной 1943 года некоторые евреи параллельно с поляками попали под удар УПА-ОУН и СБ ОУН на Волыни[55]. Иногда еврейским партизанским отрядам, которые были сформированы из выходцев из гетто, приходилось отражать нападения украинских националистов[56]. По мнению польского историка Гжегожа Мотыки, число евреев, убитых непосредственно УПА, не превышает 1-2 тысячи, при этом большая их часть погибла именно на Волыни в 1943 году[57]. Осенью 1944 года, по всей видимости, происходит окончательное изменение политики ОУН по отношению к евреям. 5 сентября 1944 г. командование ВО «Буг» издало приказ 11/1944, в соответствии с которым с евреями, как и с прочими народами, надо было обращаться как с национальными меньшинствами[58].

Важное место в пропаганде образа не антисемитской ОУН играет история еврейской девочки Ирины Райхенберг, якобы спасённой женой Романа Шухевича при личном участии будущего главы УПА[59]. По утверждениям Владимира Вятровича, именно Шухевич помог с изготовлением для девочки новых документов на имя украинки Ирины Рыжко (по которым она значилась дочерью погибшего офицера Красной армии), а после того, как Наталья Шухевич была арестована гестапо, Роману Шухевичу удалось переправить девочку в сиротский приют при женском грекокатолическом монастыре василианок в Пилипове, близ местечка Кулыкив — в 30 км от Львова[60].

Завоевание советскими войсками Западной Украины положило конец нацистскому геноциду евреев. Евреи, которые до войны были одним из самых многочисленных народов в Западной Украине, после войны практически исчезли с этой территории. С приходом советских войск отпала необходимость для евреев прятаться в лесах. Те евреи, которые там были, включая врачей и других специалистов из УПА, вернулись в города. Контакты УПА с евреями прекратились, но на бытовом уровне внутри актива УПА антисемитизм сохранялся. Отказ от антисемитских лозунгов и программное признание прав всех национальностей, включая евреев, не означало, что лидеры украинских националистов перестали быть антисемитами. Так, по показаниям Порендовского-Заболотного осенью 1945 г. в его присутствии глава политической референтуры ОУН Дмитрий Майивский заявил: «Хорошо произошло, что немцы уничтожили евреев, ибо этим ОУН избавилась одних своих врагов». Подобного рода заявления сделал осенью 1946 г. и член Провода ОУН Ярослав Старух[61].

Антиеврейское Насилие на Центральной и Западной Украине

Интересно, что вышеуказанная ситуация сложилась исключительно в Западной Украине, в то время как в других регионах, антисемитское насилие и политика геноцида со стороны Третьего Рейха привела к менее печальным результатам В Центральной Украине, согласно докладу Айнзатцгруппы-С о Житомирской Области, «почти нигде в регионе не удалось мобилизовать местное население на борьбу против евреев». Причиной того является более долгая история советизации этих регионов (т.е. пропаганда интернационализма и равенства всех этносов), то есть антисемитизм резко осуждался, а некоторые его проявления являлись уголовно наказуемыми. В целом немецкие доклады того времени говорят об ослаблении погромов по мере продвижения немецкой армии на восток Украины. При этом на юге Украины, решающим фактором в убийстве евреев было участие румынской армии, которая в период с 1941-го до ч год активно исполняла государственную политику (инспирированную приказом Антонеску) по уничтожению евреев на оккупированных территориях. Настроение реваншизма против евреев господствовало и на некоторых южных территориях Украины и Молдавии (которые так же, как и Западная Украина) пережили недавнюю советскую оккупацию. В этих регионах политика уничтожения евреев постоянно оправдывалась участием евреев в оккупации территорий и депортации зажиточных румыноязычных жителей региона во время советской оккупации. Ярчайшим доказательством независимости и нечеловеческой жестокости румынских властей служит цитата Гитлера от 1941-го года, который заявил, что «Антонеску удалось ввести более радикальные меры в этом регионе, чем нам удалось за все время».

Антинацистское сопротивление

Восстание в Луцком гетто

За 4 месяца до восстания в Варшавском гетто в трудовом лагере в городе Луцк восстали около 500 евреев, чьи близкие к тому времени были уже убиты в гетто. 12 декабря 1942 года евреи атаковали украинских полицейских на территории лагеря подручными средствами: дубинками сделанными из сломанной мебели и бутылками с кислотой. Затем восставшие забаррикадировались в лагере. Отбив две атаки украинских и немецких подразделений евреи попытались прорваться за территорию лагеря. Почти все участники восстания погибли[62][63][64][65]

Восстание в Львовском гетто

С 18 по 20 ноября 1943 в трудовом лагере около ул. Яновской во Львове после того как немцы решили ликвидировать лагерь с 5000 евреев там вспыхнуло восстание. При восстании евреи смогли убить 40 немцев, все евреи кроме 160 человек погибли[66].

Сопротивление в Жмеринском гетто

Гетто находилось в стратегически важном месте на железнодорожной станции. Партизаны часто приходили к еврейским узникам гетто и узнавали от них информацию по всем передвижениям по железной дороге. Более того, еврейские дети зачастую пролезали в маленькие вагонные окна и узнавали, что в них находится. Евреи, знавшие немецкий язык, узнавали разную информацию, которую также передавали партизанам. В гетто делали поддельные документы, с помощью которых партизаны могли свободно выходить из леса. 22 марта 1944 года войска Красной Армии вошли в Жмеринку и попытались захватить вокзал, который заранее был укреплен немцами. Это им не удалось. Группа евреев из гетто, используя припрятанные автоматы и подземный ход, обошли немцев с тыла и ценой больших потерь смогли захватить станцию. Многие евреи из гетто присоединились к Красной Армии и ушли на фронт[67].

Антисемитизм на оккупированной территории

Одним из главных инструментов антиеврейской пропаганды на оккупированной территории Украины являлась пресса. В газетных статьях немецкая армия представлялась как освободитель украинского народа от власти «жидо-большевиков». Формировалась атмосфера ненависти и презрения по отношению к евреям. Насаждались представления о том, что революция это дело рук евреев и что она осуществлялась только для их блага. Евреев обвиняли в преступлениях НКВД, организации голода в 1932—1933 годах, в борьбе против украинского языка, культуры и традиций, а также во всех экономических трудностях военного времени: отсутствии продуктов, росте цен.[68] Несмотря на это только в Киеве, более 600 киевлян разных национальностей укрывали у себя евреев во время всей оккупации[69].

Праведники мира

На 1 января 2016 года Яд ва-Шем признал 2544 украинца праведниками мира[70].

При анализе личных данных украинских Праведников мира (2363 человека на 1 января 2011 года) с целью определения того региона Украины, где Праведники совершали свой подвиг, было получено следующее их распределение по регионам:

  • 1070 — Западная Украина;
  • 544 — Северная и Центральная Украина;
  • 241 — Южная Украина;
  • 206 — Восточная Украина;
  • 205 — территории современной Польши, Молдавии, Российской Федерации и Германии;
  • 36 — Закарпатье и Буковина.[71]

Среди спасителей евреев на Украине были и немцы. Из них 7 человек получили звание праведника мира.[72]

Статистика жертв

По разным данным на территории Украины было убито от 1,5 до 1,9 млн евреев, что соответствует около 70 % её довоенного еврейского населения. Характерной особенность Холокоста на Украине было то, что большинство (больше 70 %) евреев погибло в результате расстрелов. Около 22 % были вывезены в концлагеря на территории Польши, где и были уничтожены. Ещё 5 % умерло в гетто и лагерях от голода и болезней.

Также на Украине уничтожались евреи вывезенные из других стран. Так в сентябре 1941 года в районе Каменец-Подольска было расстреляно 14 тыс. евреев депортированных из Венгрии.[73]

Имеются сведения о 442 гетто, находившихся на оккупированной территории Украины в границах на 22 июня 1941 г. Из них примерно 60 % было на территории республики в границах на 16 сентября 1939 г., а 40 % в румынской зоне оккупации (включающих Черновицкую, Винницкую, Николаевсккую и Одессккую области)[74].

Места с наибольшим количеством убийств евреев на Украине:

Количество жертв по областям (без учета военнопленных и эвакуировавшихся на попавшие под оккупацию территорию РСФСР)[6]:

  • Винницкая — 160 000, включая 115 000. местных евреев и 45 000 из Буковины и Бессарабии
  • Волынская — 109 000
  • Днепропетровская — 35 000
  • Донецкая — 16 000
  • Житомирская — 55 000
  • Закарпатская — 100 000
  • Запорожская — 10 000
  • Ивано-Франковская — 132 000
  • Киевская — 77 000
  • Кировоградская — 12 000
  • Крым 27 000
  • Луганская — 2 000
  • Львовская — 302 000
  • Николаевская — 23 000, включая 15 тыс. местных евреев и 8 тыс. евреев из Одессы.
  • Одесская — 117 000, включая 90 тыс. местных евреев и 27 тыс. из Буковины и Бессарабии
  • Полтавская — 11 000
  • Ровенская — 95 000
  • Сумская — 3 000
  • Тернопольская — 132 000
  • Харьковская — 12 500
  • Херсонская — 18 000
  • Хмельницкая — 115 000
  • Черниговская — 4 000
  • Черновицкая — 11 000, также с территории области были вывезены 75 000 евреев в Транснистрию; из них более 55 000 там погибли

Известные жертвы Холокоста на Украине

Отражение в послевоенных источниках

В СССР специализированные научные исследования Холокоста не производились[79][80]. Упоминание о гибели еврейского населения допускались только в контексте рассмотрения общей истории оккупационной политики нацистской Германии. Иными словами для советской историографии при рассмотрении вопроса о жертвах нацистов было характерно утверждение о гибели «мирных советских граждан без учета пола, возраста и национальности» не выделяя при этом евреев как национальную группу.

На Украине исследования Холокоста начались в 1991 году. Сначала это были региональные исследования данной проблемы по материалам областных архивов. С 1994 года стали публиковаться документы и материалы из архивов. Позднее стали появляться обобщающие работы. В 1996 году А. Подольським была защищена первая кандидатская диссертация по истории Холокоста на Украине: «Нацистський геноцид євреїв України (1941—1944)». В настоящее время на Украине работает несколько научных центров изучения Холокоста, проводятся научные конференции, издаются журналы, публикуются монографии по данной тематике.[81][82]

Изучение Холокоста и увековечивание памяти

В память о жертвах Холокоста на Украине создано множество мемориалов, действует ряд музеев и исследовательских центров.

С 2002 года начал свою работу Украинский центр изучения истории Холокоста. Эта неправительственная общественная организация была создана при участии Института политических и этнонациональных исследований им. И. Ф. Кураса НАН Украины. Занимается научной деятельностью по изучению Холокоста на территории Украины, проводит конференции и семинары. Большое внимание уделяет педагогической деятельности. Издаёт периодические издания «Холокост и современность» (укр. «Голокост і сучасність») и «Уроки Холокоста» (укр. «Уроки Голокосту»).[83]

В Днепропетровске работает Украинский институт изучения Холокоста «Ткума» («Возрождение»), сотрудничающий с Министерством образования и науки, молодежи и спорта Украины, научными и образовательными учреждениями. Помимо научной и образовательной работы проводит в жизнь культурно-просветительские проекты «Украинско-еврейский диалог», «Иудео-христианский диалог» и др. Занимается издательской деятельностью. Институт «Ткума» активно участвовал в работе по созданию музея «Память еврейского народа и Холокост в Украине», открывшегося для посетителей в октябре 2012 года.[84]

В декабре 1996 года начал свою работу Харьковский музей Холокоста ставший первым специализированным музеем Холокоста на Украине.[85] Также, существует Харьковский областной комитет «Дробицкий Яр»[86]. В Одессе также существует музей Холокоста, который был открыт 22 июня 2009 г [87]. Одесская ассоциация евреев первой в Советском союзе объединила людей, познавших все ужасы фашистского геноцида во время оккупации. Последовав примеру украинцев, многие регионы постсоветского пространства стали организовывать подобные места памяти. Музей поставил себе благородную задачу — донести до будущих поколений достоверную информацию о трагедии, постигшей еврейский народ, чтобы не допустить повторения этой истории в будущем и искоренить саму идею фашизма.[88]

Еще в 2001 году журналист «Jerusalem Post» Хаим Шапиро, посетив Тернополь, отметил полное отсутствие в местном краеведческом музее каких бы то ни было упоминаний о евреях[89].

 
Мемориальная доска рядом с 5-м подъездом по ул. Чичибабина, 3. г. Харьков

Отрицание Холокоста

Основным источником идей отрицания Холокоста на Украине стала диаспора, в основном из Канады. По мнению Павла Поляна, роль украинских националистов в уничтожении евреев побуждает к такого рода защите их сегодняшних единомышленников[90]. Публикации с отрицанием Холокоста часто встречаются в украинских СМИ. Особенностью украинского ревизионизма является его проникновение в академическую среду. Одним из наиболее активных проводников этих идей является Межрегиональная академия управления персоналом (МАУП) во главе с президентом Г. Щекиным[91]. В декабре 2005 года президент Украины Виктор Ющенко публично осудил антисемитскую деятельность академии и отказался от почётного докторства в ней[92][93].

Фильмы

  • «Назови своё имя по буквам». Режиссёр Сергей Буковский. Операторы: Роман Еленский, Владимир Кукоренчук. Продюсеры: Стивен Спилберг, Виктор Пинчук, Джейсон Харпер. Украина — США. 2006.[94]
  • «Бабий яр». (с Элиной Быстрицкой) 2002 г., Драма. Режиссёр Николай Засеев-Руденко.
  • «Бабий яр». Германия, Беларусь, 2003. Режиссёр Джефф Канев.
  • «Бердичев». Германия, Украина, 2009. Режиссёр Томас Вернике, Михаэль Шмершнайдер, Елизавета Беляевская.[95]

См. также

Примечания

  1. Вайц И. Катастрофа евреев на территории Советского Союза. — Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 2000. — Т. 7. — С. 7, 142.
  2. 1 2 3 Альтман И. А. Глава 5. Уничтожение евреев СССР. § 5. Холокост в Украине // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР / Под ред. проф. А. Г. Асмолова. — М.: Фонд «Холокост», 2002. — С. 197-203. — 320 с. — ISBN 5-83636-007-7.
  3. Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР.
  4. Magocsi, Paul Robert. A History of Ukraine (неопр.). — University of Toronto Press, 1996. — С. 633.
  5. Dawidowicz, Lucy S. The war against the Jews, 1933–1945 (неопр.). — New York: Bantam Books (англ.), 1986. — ISBN 0-553-34302-5.p. 403
  6. 1 2 Круглов, 2004, с. 181.
  7. Dieter Pohl. The Holocaust in Ukraine: History — Historiography — Memory // Stalin and Europe: Imitation and Domination, 1928—1953. Edited by Timothy Snyder and Ray Brandon. — Oxford: Oxford University Press, 2014. — P. 190
  8. Дитер Поль. Знищення українських євреїв за німецької військової адміністрації і в рейхскомісаріаті «Україна» // Шоа в Україні. Історія, свідчення, увічнення. За редакцією Рея Брендона та Венді Лауер — К.: ДУХ І ЛІТЕРА, 2011. — 500 c. з іл. — С. 42
  9. Круглов, 2004, с. 6.
  10. Холокост на территории СССР, 2009, с. 999.
  11. The Frontline Is the Past. eng.globalaffairs.ru. Дата обращения 9 сентября 2019.
  12. Jewish Life in Poland Before the Holocaust. Facing History and Ourselves. Дата обращения 9 сентября 2019.
  13. Per Anders Rudling. Bogdan Musial and the Question of Jewish Responsibility for the Pogroms in Lviv in the Summer of 1941 // East European Jewish Affairs. — 2005-01-01. — Т. 35, вып. 1. — С. 69—89. — ISSN 1350-1674. — DOI:10.1080/13501670500191819.
  14. Сборник документов и материалов об уничтожении нацистами евреев Украины в 1941-1944 годах (рус.)  (неопр.) ?. spblib.ru. Дата обращения 9 сентября 2019.
  15. USC Shoah Foundation Institute testimony of Anna Dichter - Collections Search - United States Holocaust Memorial Museum. collections.ushmm.org. Дата обращения 9 сентября 2019.
  16. 1 2 3 Vladimir Melamed. Organized and Unsolicited Collaboration in the Holocaust // East European Jewish Affairs. — 2007-08-01. — Т. 37, вып. 2. — С. 217—248. — ISSN 1350-1674. — DOI:10.1080/13501670701430560.
  17. Петров и Скоркин. Кто руководил НКВД?. — 249, 250. — 1999. — С. 378—380.
  18. Lusia H. Interview by Survivors of the Shoah // Video recording, Cincinnati, Ohio, 2, segment 13.. — 1996.
  19. Mark Levene. 1 // Genocide in the Age of the Nation State: The Meaning of Genocide. — I.B.Tauris; Palgrave Macmillan, 2005. — 288 с. — ISBN 9781850437529.
  20. Mark Levene. Genocide in the age of the nation state, vol. 2: the rise of the west and the coming of genocide. — I.B. Tauris, 2005. — 480 с. — ISBN 9781845110574.
  21. 1 2 Украина. Евреи Украины в годы Второй мировой войны (1939–45) — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  22. 1 2 3 THE HOLOCAUST IN UKRAINE. — UNITED STATES HOLOCAUST MEMORIAL MUSEUM, 2013.
  23. Національне питання в Україні ХХ — початку ХХІ ст., 2012, с. 408-410.
  24. 1 2 Феликс Левитас. Холокост на Украине (по материалам украинских архивов) // Проблемы Холокоста: научный журнал. — Вып. 1. — Запорожье: Премьер, 2002. — 200 с. (недоступная ссылка) — С. 71
  25. Національне питання в Україні ХХ — початку ХХІ ст., 2012, с. 406-407.
  26. Національне питання в Україні ХХ — початку ХХІ ст., 2012, с. 409.
  27. Олександр Круглов. Єврейські втрати в Україні, 1941—1944 рр. // Шоа в Україні. Історія, свідчення, увічнення. За редакцією Рея Брендона та Венді Лауер — К.: ДУХ І ЛІТЕРА, 2011. — 500 c. з іл. — с. 378—379, 383
  28. Національне питання в Україні ХХ — початку ХХІ ст., 2012, с. 409-410.
  29. John-Paul Himka. Krakivski visti and the Jews, 1943: A Contribution to the History of Ukrainian-Jewish Relations during the Second World War (англ.).
  30. Neighbors. www.goodreads.com. Дата обращения 9 сентября 2019.
  31. Vladimir Melamed. Organized and Unsolicited Collaboration in the Holocaust // East European Jewish Affairs. — 2007-08-01. — Т. 37, вып. 2. — С. 217—248. — ISSN 1350-1674. — DOI:10.1080/13501670701430560.
  32. Grzegorz Rossoliński-Liebe. The Fascist Kernel of Ukrainian Genocidal Nationalism (en-us) // The Carl Beck Papers in Russian and East European Studies. — 2015-07-27. — Т. 0, вып. 2402. — ISSN 2163-839X. — DOI:10.5195/cbp.2015.204.
  33. Wendy Lower. Pogroms, mob violence and genocide in western Ukraine, summer 1941: varied histories, explanations and comparisons // Journal of Genocide Research. — 2011-09-01. — Т. 13, вып. 3. — С. 217—246. — ISSN 1462-3528. — DOI:10.1080/14623528.2011.606683.
  34. Ivan Katchanovski. The Organization of Ukrainian Nationalists, the Ukrainian Insurgent Army, and the Nazi Genocide in Ukraine (англ.).
  35. Віталій Масловский: З ким i проти кого воювали українські націоналісти в роки Другої світової війни, Москва, 1999 стр.24-25
  36. Дин М. Указ соч. С. 41.
  37. Pohl D. Op. cit. 62. S.
  38. Львівський погром 1941-го: Німці, українські націоналісти і карнавальна юрба — Джон-Пол Химка, профессор Університету Альберти (Едмонтон)
  39. ОУН i УПА, 2005, Разд. 1. — С. 64−72..
  40. Убивство польських учених у Львові в липні 1941 року: факти, міфи, розслідування: монографія / А. Боляновський. — Львів: Видавництво Львівської політехніки, 2011. — 188 с. — С. 48. — ISBN 978-617-607-074-0(укр.)
  41. Marco Carynnyk. The Organization of Ukrainian Nationalists and Its Attitude toward Germans and Jews (англ.).
  42. Витяг iз оперативного повідомлення НКДБ УССР від 23 листопада 1944 р. стосовно першої військової конференції ОУН, що відбулася в жовтнi 1942 р. // Поляки i українцi… С. 208.
  43. Витяг iз оперативного повідомлення НКДБ УССР від 23 листопада 1944 р. стосовно першої військової конференції ОУН, що відбулася в жовтнi 1942 р. // Поляки i українцi. С. 210.
  44. Lozyns’kyi, Mykhailo. Halychyna v rr. 1918–1920. — New York: Chervona Kalyna,. — 1970.
  45. Wendy Lower. The Diary of Samuel Golfard and the Holocaust in Galicia. — Rowman Altamira, 2011-10-16. — 209 с. — ISBN 9780759120785.
  46. The Lippman Family, a Galician Jewish Family – A Story of Destruction and Survival (неопр.). Дата обращения 9 сентября 2019.
  47. Żydzi Lwowa w okresie okupacji 1939-1945 - Katalog Bibliotek Uniwersytetu Śląskiego i Uniwersytetu Ekonomicznego w Katowicach - Prolib Integro. integro.ciniba.edu.pl. Дата обращения 9 сентября 2019.
  48. in Mallmann, Angrick and Mattha¨us (eds). Die ‘Ereignismeldung UdSSR’ // Ereignismeldung UdSSR. — 1941. — July 16, 1941.August 5, 1941, (№ Nr. 24, Nr. 43,).
  49. Mike W.,. “Interview by Survivors of the Shoah Visual History Foundation.” (in english) // Video recording. — 1996. — Март (№ time—code 03.03.). — С. Toronto, Canada.
  50. Faina L. “Interview by Survivors of the Shoah Visual History Foundation.” (in ukrainian) // Video recording. — 1998. — Май (№ segments 64—84.). — С. Peremyshliany, Ukraine.
  51. Kalman S.,. “Interview by Survivors of the Shoah Visual History Foundation.” (in english) // Video recording. — 1997. — Октябрь (№ tape 1, segment 27). — С. Melbourne, Victoria, Australia.
  52. Нахманович В. Р. Буковинський курінь i масовi розстріли євреїв Києва восени 1941 р. // Український iсторичний журнал. Київ, 2007. № 3. С. 76-97.
  53. Фостій І. Діяльність ОУН на Буковинi у 1940—1941 рр… С. 13.
  54. УПА в свiтлi нiмецьких документiв. Кн. 3. С. 96.
  55. Merin Y., Porter J.N. Three Jewish Family-Camps in the Forests of Volyn, Ukraine during the Holocaust // Jewish Social Studies, Vol. 46, No. 1 (Winter, 1984). P. 85.
  56. Арад И. Они сражались за Родину. М., 2011. С. 389—390.
  57. Motyka G. Op. cit. S. 296.
  58. Motyka G. Op. cit. S. 296.
  59. В`ятрович В. Ставлення ОУН до євреїв: формування позіцiї на тлi катастроф. Львів, 2006. С. 77.
  60. Украинский национализм и евреи: тайны архивов КГБ | История | IzRus — новости русского Израиля
  61. ГДА СБУ. Ф. 13. Спр. 372. Т. 2. Арк. 198.
  62. Забытый декабрь: как пала «Масада» Западной Украины
  63. O восстании в трудовом лагере в Луцке (недоступная ссылка). Дата обращения 17 декабря 2012. Архивировано 18 августа 2013 года.
  64. לוצק (Луцк) (иврит). Яд ва-Шем. Дата обращения 5 мая 2018.
  65. Łuck, Łuck County, Volhyn District, Poland (today Lutsk), Ukraine (англ.). Яд ва-Шем. Дата обращения 5 мая 2018.
  66. ТРАГЕДИЯ ВОССТАНИЯ В ЛЬВОВСКОМ ГЕТТОГЛАЗАМИ ПОЛЬСКОГО ПОДПОЛЬЩИКА Архивная копия от 14 января 2009 на Wayback Machine (рус.)
  67. Еврейское Сопротивление — ТумБалалайка № 14, январь-март 2000 Архивировано 22 октября 2008 года. (рус.)
  68. Юлия Смилянская. Оккупационная пресса на территории Украины (1941—1944). Формирование и укрепление антиеврейских стереотипов как попытка консолидации оккупантов с населением оккупированных территорий. // Холокост: Новые исследования и материалы. Материалы XVIII ежегодной Международной конференции по иудаике. Том IV. — Центр научных работников и преподавателей иудаики в вузах «Сэфер» — М., 2011. — 168 с. — С. 47-68
  69. Огонек: Яр и холод Архивировано 5 февраля 2012 года.
  70. Праведники народов мира - по странам и национальной принадлежности спасителей. Статистика на 1 января 2016. Яд ва-Шем (2016). Дата обращения 17 февраля 2016.
  71. Національне питання в Україні ХХ — початку ХХІ ст., 2012, с. 417.
  72. Александр Круглов. Участие немцев в спасении евреев в Украине в 1941—1944 гг. // Холокост на территории СССР. Материалы XIX ежегодной Международной конференции по иудаике. Том I. — Центр научных работников и преподавателей иудаики в вузах «Сэфер» — М., 2012. — 168 с. — С. 36-55
  73. Національне питання в Україні ХХ — початку ХХІ ст., 2012, с. 404-405.
  74. Альтман И. А. Глава 4. Гетто и лагеря на территории СССР. § 2. Организация и ликвидация гетто // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР / Под ред. проф. А. Г. Асмолова. — М.: Фонд «Холокост», 2002. — С. 93-105. — 320 с. — ISBN 5-83636-007-7.
  75. Котляр Ю. Богданівська трагедія — Голокост проти єврейського населення. Друга світова війна і доля народів України: 3-я Всеукраїнська наукова конференція. м. Київ, 27-28 жовтня 2008 р. Тези доповідей
  76. Одесса, время оккупации 1941—1944 гг.
  77. Памятников нет. Но они должны быть Архивировано 27 мая 2009 года.
  78. Леонид Коган. Холокост на Житомирщине.
  79. Ігор Щупак, Ганна Абакунова. Вивчення Голокосту в Україні // Проблеми історії Голокосту: Науковий журнал. — Випуск № 4. — Дніпропетровськ: Центр «Ткума», ПП Ліра ЛТД, 2007. — 208 с. Архивная копия от 21 октября 2014 на Wayback Machine — С. 61
  80. Михаил Мицель. Запрет на увековечение памяти как способ замалчивания Холокоста: практика КПУ в отношении Бабьего Яра // «Голокост і сучасність»: Науковий часопис — Український центр вивчення iсторiï Голокосту, Iнститут політичних i етнонаціональних досліджень ім. І.Ф. Кураса НАН Украïни — № 1(2)(2007) — 201 с. — С. 9-10
  81. Ігор Щупак, Ганна Абакунова. Вивчення Голокосту в Україні // Проблеми історії Голокосту: Науковий журнал. — Випуск № 4. — Дніпропетровськ: Центр «Ткума», ПП Ліра ЛТД, 2007. — 208 с. Архивная копия от 21 октября 2014 на Wayback Machine — С. 61-75
  82. Михаил Мицель. Запрет на увековечение памяти как способ замалчивания Холокоста: практика КПУ в отношении Бабьего Яра // «Голокост і сучасність»: Науковий часопис — Український центр вивчення iсторiï Голокосту, Iнститут політичних i етнонаціональних досліджень ім. І.Ф. Кураса НАН Украïни — № 1(2)(2007) — 201 с. — С. 9-30
  83. Український центр вивчення історії Голокосту
  84. Украинский институт изучения Холокоста «Ткума»
  85. Харьковский музей Холокоста
  86. Харьковский областной комитет «Дробицкий Яр» (недоступная ссылка). Дата обращения 9 января 2011. Архивировано 14 декабря 2010 года.
  87. [omr.gov.ua/ru/museums/24709 Музей «Холокоста – жертв фашизма»].
  88. [www.kolocol.com/obshchestvenno-vazhnoe/851-muzej-kholokosta-v-odesse.html Музей Холокоста в Одессе].
  89. Haim Shapiro. Uncle Sumer’s Shop // The Jerusalem Post Magazine, 9 November 2001. — Цит. по: Manfred Gerstenfeld. Europe’s Crumbling Myths: The Post-Holocaust Origins of Today’s Anti-Semitism. — Jerusalem: Jerusalem Center for Public Affairs, 2003. — P. 41.
  90. Полян, 2010, с. 488.
  91. Полян, 2010, с. 488-489.
  92. Полян, 2010, с. 490.
  93. Ющенко осуждает МАУП за антисемитизм. Korrespondent.net (5 декабря 2005). Дата обращения 28 августа 2015.
  94. «Назови своё имя по буквам» : Дмитрий Десятерик — В поисках утраченного пространства Архивировано 18 января 2012 года.
  95. «Berditschew»: Thomas Wernicke

Литература

Научная

Публицистика и мемуары

На английском

  • Desbois, Patrick. The Holocaust by bullets : a priest’s journey to uncover the truth behind the murder of 1.5 million Jews. — Palgrave Macmillan, 2008 — р. 233 — ISBN 0-230-60617-2

Ссылки