Этнический мусульманин

(перенаправлено с «Этнические мусульмане»)

Этнический мусульманин (англ. Cultural Muslim в прямом переводе "культурный мусульманин", в России используется термин "этнический"[1]) — это религиозно индифферентный, светский или полностью нерелигиозный человек, который все еще отождествляет себя с мусульманской культурой или религией из-за семейного происхождения, личного опыта или социальной и культурной среды, в которой он вырос. Этнических мусульман можно найти по всему миру, но особенно их много на Ближнем Востоке (арабоязычных странах, а также в Израиле, Турции и Иране), Европе, Центральной Азии, Северной Америке и некоторых частях Южной и Юго-Восточной Азии[2][3][4][5][6].

Определение

В Центральной Азии и в бывших коммунистических странах термин «этнический мусульманин» стал использоваться для описания тех, кто хотел, чтобы их «мусульманская» идентичность была связана с определенными национальными и этническими ритуалами, а не просто с религиозной верой[7].

Мализ Рутвен (2000) описывает термины «этнический мусульманин» и «номинальный мусульманин» следующим образом:[8]

Однако для существует вторичное определение термина "Мусульманин", которое может затенять первое. Мусульманин — это тот, кто рожден от отца-мусульманина, который принимает конфессиональную идентичность своих родителей, не обязательно присоединяясь к убеждениям и обычаям, связанным с верой, так же, как еврей может описать себя или иудея без соблюдения Танаха или Галахи , В немусульманских обществах такие мусульмане могут подписываться и быть наделенными светской идентичностью. Мусульмане Боснии, потомки славян, принявших ислам под властью Османской империи, не всегда отмечаются присутствием на молитве, воздержанием от алкоголя, уединением женщин и другими социальными обычаями традиционного Ислама. Они были официально считаются мусульманами по национальности, чтобы отличать их от православных сербов и католических хорватов в бывшем югославском коммунистическом режиме. Термин мусульманин указывает на их этническую и групповую принадлежность, но не обязательно на их религиозные убеждения. В этом ограниченном контексте (который может относиться и к другим мусульманским меньшинствам в Европе и Азии), не может быть никакого противоречия между тем, чтобы быть мусульманином и атеистом или агностиком, так же как есть еврейские атеисты и еврейские агностики. Это светское определение мусульманина (иногда используются термины «культурный мусульманин» или «номинальный мусульманин») не так уж и далеко от сути.

Этнический мусульманин принимает исламскую культурную традицию или образ мышления как систему отсчета. Этнические мусульмане разнообразны с точки зрения норм, ценностей, политических взглядов и религиозных взглядов. Но сохраняют общий «дискурс или структуру чувств», связанные с общей историей и воспоминаниями[9].

Концепция этнического мусульманина — человека, который идентифицирует себя как мусульманин, но не является религиозным — не всегда одобрительно встречается в консервативных исламских сообществах[10].

Демография

Около 1% мусульман в Азербайджане, 5% в Албании, 9% в Узбекистане, 10% в Казахстане, 19% в России и 22% в Косово посещают мечеть раз в неделю или чаще[11]. Согласно исследованию Pew Research Center, только 15% мусульман в Албании и 18% мусульман в Казахстане указали, что религия очень важна в их жизни[12]. Это же исследование показало, что только 2% мусульман в Казахстане, 4% в Албании, 10% в Косово, 14% в Боснии и Герцеговине, 14% в Кыргызстане, 16% в Узбекистане и 21% в Азербайджане выполняют намаз (пять молитв день) [13]. Более того, согласно отчету Pew Research Center за 2016 г., только 7–13% всех турок считают, что религия должна прямо или косвенно влиять на законы[14].

См. также

  • Ислам и секуляризм
  • Светскость
  • Абанган

Параллельные понятия

Примечания

  1. Булатов Абдулгамид Османович. Российское государство и «Внутренние» мигранты-мусульмане: тенденции взаимодействия и стратегии адаптации // Вестник Евразии. — 2007. — Вып. 3. — ISSN 1727-1770.
  2. Исторический вестник. — ГП КБР "Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905", 2008. — 388 с.
  3. Россия и мусульманский мир. — Институт, 2002. — 808 с.
  4. Вестник Евразии. — Изд-во "ДИ-ДИК", 2007. — 662 с.
  5. Валиахмет Садур. Тюрки, татары, мусульмане (статьи, очерки, эссе). — Litres, 2017-09-05. — 402 с. — ISBN 9785040013913.
  6. Иван Бло. Россия Путина. — Litres, 2017-09-05. — 232 с. — ISBN 9785040526376.
  7. Cara Aitchison; Peter E. Hopkins. Geographies of Muslim Identities: Diaspora, Gender and Belonging (англ.). — Ashgate Publishing, Ltd. (англ.).
  8. Islam: A Very Short Introduction, by Malise Ruthven, Oxford University Press, 2000.
  9. Spyros A. Sofos. Islam in Europe: Public Spaces and Civic Networks (англ.). — Palgrave Macmillan, 2013. — ISBN 978-1137357779.
  10. Роман Анатольевич Силантьев. Новейшая история ислама в России. — Алгоритм, 2007. — 584 с. — ISBN 9785926503224.
  11. The World’s Muslims: Unity and Diversity
  12. The World’s Muslims: Unity and Diversity (недоступная ссылка). Дата обращения 5 мая 2019. Архивировано 26 января 2017 года.
  13. Chapter 2: Religious Commitment
  14. Is Turkey an Islamic or Secular Country?, Seeker Daily (9 августа 2016). Дата обращения 5 октября 2016.